С.Э.Змачинский

С.Э.Змачинский

Сообщение sviazist 4-15-21 » 29 сен 2010, 17:29

С.Э. Змачинского, командира 1-ой башни главного калибра представлять не требуется, к примеру, тем кто служил в 70-ых. Среди офицерского состава он выделялся своим высоким ростом, косой саженью в плечах, крепкими руками.... Моряки, а особо его артиллеристы уважали и любили своего командира. Одним словм мы помним Вас.
С почином Станислав Эдуардович! Будем ждать ваших новых жизненных, правдивых рассказов.


ХИТРОСТЬЮ ХИТРОСТЬ ПОПРАВ ...

Произошло это событие на крейсере давным-давно, лет около сорока тому. Главных действующих лиц в списках не числится,поэтому,если автор невольно исказил какие-либо незначительные детали,то им это уже безразлично. Да простит Всевышний меня, недостойного!
Корабельная служба накладывает на человека свой твердый отпечаток, штамп, если угодно,меняет его внешность и внутренний мир.Не хочу копаться во всех перепитиях, переменах,происходящих во внутреннем мире моряка,долгое время служившего на море. Но даже на фоне остальных он выделяется непередаваемым "шармом",мировоззрением, да всем, чем угодно. Не знаю,правда ли, но, говорят, что в Великобритании человек, прослуживший на море больше определенного срока, не может по закону участвовать в выборах.
Короче, к теме. В соседних каютах проживали два начальника служб: начальник медицинской службы - майор и начальник другой службы- капитан третьего ранга.
Оба считали месяцы, оставшиеся до выхода в запас, у обоих определенные места,как говорят,густо поросли толстым слоем ракушки. Оба наших персонажа были немногословны,рассудительны,спокойры,иногда даже чересчур. Служба у них шла размеренно, неожиданностей на горизонте не предвиделось. Жили оба размеренной жизнью,особо тесно между собой не общаясь.Были равны и ровны.
Надо заметить, что один из них,каптри, имел тщательно скрываемую от окружающих
постыдную привычку-подглядывать за соседом- майором. Наблюдение он вел через отверстия в переборке от вывалившихся заклепок. Каптри понимал всю постыдность этой привычки,но переломить себя не мог. Это действо доставляло какое-то чарующее наслаждение,давало какое-то чувство превосходства над соседом.Жил-был, жил каптри, подсматривал, подсматривал и выявил закономерность : по команде "Kоманде руки мыть" доктор доставал из сейфа, что особенно возмущало, даже заставляло завидовать и внутренне возмущаться, бутыль с прозрачной жидкостью,наливал пол-стакана вышеозначенной,убирал бутыль в сейф, употреблял содержимое полустакана во внутрь и отправлялся в кают-компанию на обед.Эти развращающие действия майора медицинской службы выводили соседа из состояния душевного равновесия. Душа его его трепетала, морщилась от неутоленной жажды. Желание росло. Мысли стремительно проносились в воспаленном мозгу. И что ты, читатель, думаешь?
Хитроумный выход был найден! Эврика!
В очередной раз отследив действия майора по подготовке к проведению "глотательной операции",в момент закрывания доктором сейфа,каптри бросился к телефону. Четко представившись подошедшему в соседней каюте к аппарату доктору, доложил: " Товарищ майор! Говорит рассыльный командира матрос Козюлькин! Командир НЕМЕДЛЕННО вызывает вас к себе в каюту!".
"Есть!"- ответил майор и опрометью бросился по вызову. Каптри молниеносно заскочил в опустевшую докторскую каюту, без промедления опрокинул вовнутрь стакан и отправился в кают-компанию обедать.
Сложно описать состояние доктора, когда в ответ на доклад о прибытии он услышал от командира корабля нечто типа: "Пошел вон, я тебя не вызывал!".
В расстроенных чувствах он вернулся в каюту завершить прерванный неожиданным звонком ритуал, но, увы!- стакан был пуст! Свалившиеся откуда ни возьмись неприятности,"вежливое послание" кэпа,обидное,непонятное исчезновение отмеренного шила,резко усилили мозговую деятельность пострадавшег майора.
Смутно догадываясь о произошедших только что событиях, он составил в уме примерный план по выявлению злоумышленника. В случае успеха незамедлительно должно было последовать жестокое отмщение, дающее суровый урок на будущее коварному злоумышленнику.
Доктор вихрем ворвался в кают-компанию, на глазах у изумленных такой прытью обедавших офицеров подлетел к старпому и прерывающимся голосом доложил:
"Товарищ капитан 2 ранга! На корабле ЧП! Кто-то выпил в моей каюте дихлорэтан,который я приготовил для перевязок и хотел отнести в амбулаторию! Медицинской службе - БОЕВАЯ ТРЕВОГА!" Злодей каптри,оценив в мгновение сложившуюся обстановку,с закушенной непроизвольно во рту ложкой,вылетел из кают-компании и мгновенно растворился в направлении амбулатории. Перелетев через комингс амбулатории он заорал,переходя на визг:
" Скорее, спасите, делайте что-нибудь! Умираю!". Прибывший следом начальник медицинской службы вступил в руководство действиями подчиненных по "спасению" отравившегося дихлорэтаном. Втечение всего обеденного перерыва все десять матросов-медиков проводили мероприятия, положенные в случаях отравлений: вливали в каптри несметное количество воды с марганцовкой,выносили обрезы, полные жижи,исторгнутой из чрева злодея, ставили
клизмы и убирали продукты, увидевшие после этого белый свет. Амбулатория, особенно палуба в ней напоминали прачечную после стирки. Наконец,аврал закончился: матросы завершают приборку,майор с серьезным видом заполняеткакие-то бумаги.Каптри,совершенно обессиленный, не могущий пошевелиться, спрашивает у доктора:" Доктор, скажи мне правду - я буду жить?". Доктор, сняв очки и оторвавшись от бумаг ,членораздельно произносит :"
Жить - да, но чужой спирт больше никогда пить не будешь !".Тело каптри содрогнулось от невольной конвульсии: "Так что, там был спирт?!".
" А что, ты и не почувствовал?"-ехидно спросил доктор-"Приходи завтра. Будем лечить потерю вкусовых ощущений."

АДМИРАЛ - всем ребятам пример.

Полвека тому назад, в конце пятидесятых, отец хотел отдать меня учиться в Нахимовское училище. Я закончил пятый класс средней школы.По ряду сложившихся к тому времени обстоятельств меня могли принять только в пятый класс училища.Морально я был готов добровольно стать второгодником в военно-морской форме.Этому помехой были какие-то, неизвестные мне формальные причины. Отец мой решил преодолеть это препятствие с помощью своего отца-генерала. Мой дед должен был,по задумке отца, походатайствовать о моем зачислении. Дед был страшно возмущен предложением отца:"
Я не позволю тебе своими руками ломать судьбу моего внука! Он и так пошел в школу с восьми лет, а ты еще хочешь оставить его на второй год !". Много гневных слов услышал мой отец от разошедшегося не на шутку деда. Я,честно говоря, был огорчен, что наш с отцом план потерпел полнейшее фиаско. Поостыв и успокоившись, дед подозвал меня к себе и сказал следующее :
" Сейчас ты должен хорошо учиться, а служба никуда от тебя не уйдет.Запомни,служба отличается тем,что большинство начальников - дураки, правда, чем дольше служишь, тем меньше над тобой начальников, но, зато они становятся дурнее и дурнее ".
Здесь, конечно, можно поспорить, но жизнь не единожды давала мне повод вспомнить вещие слова покойного деда...
Приведенные в дальнейшем примеры- то, что сохранила память за время службы в семидесятые годы прошлого века на ЧФ.

*** Крейсер находился на боевой службе в Средиземном море. В это время проходил смотр корабля штабом 5 эскадры ВМФ. Я, командир 1-й башни главного калибра, получил доклад из нижнего перегрузочного отделения о том, что там находится командир эскадры вице-адмирал Волобуев. ( Надо заметить,что у него было "подпольное" прозвище- "пьяный с бритвой", т.е. под руку к нему попадать было опасно: последствия могли быть непредсказуемыми.)
Попав в перегрузку, я застал там толпу начальников во главе с командиром эскадры. Они чем-то напоминали славных братьев-мушкетеров: у каждого в руках был длинный, похожий на шпагу, крючок. Некоторые крючки имели наборные ручки из цветной пластмассы. Предназначение крючка состояло в том, чтобы извлекатьиз различных труднодоступных мест всякое дерьмо.
Волобуев, ткнув крючком в темный угол под транспортером, громко произнес: "Ржавчина!". "Там нет ржавчины!"-вырвалось у меня,т.к. это место при подготовке к смотру я суричил собственноручно, вдохновляя личный состав. В перегрузке повисла угрожающая тишина... "Посмотрите, товарищ адмирал"- произнес я и направил луч фонаря в проклятый угол.
Волобуев согнулся,заглянул под транспортер, разогнулся. Вид его не предвещал ничего хорошего, во всяком случае, для меня. За время моего общения с адмиралом командир БЧ-2 оттоптал мне все ноги и корчил такие рожи, что в другой обстановке от смеха можно было-бы описаться. Грозно сдвинув брови Волобуев, как на экзамене, спросил меня:" Товарищ старший лейтенант! Доложите,чем определяются бризантные свойства снаряда." "Они определяются массой разрывного заряда и типом взрывчатого вещества, из которого он изготовлен, товарищ адмирал!"- четко ответил я.
"Ерунда! Бризантные свойства снаряда определяются массой грунта,выброшенного из воронки при разрыве снаряда" с нескрываемым превосходством изрек адмирал. "Разрешите вопрос?" - понесло меня. Вэтот момент из-за элеватора послышался глухой стон моего бычка."Бризантные свойства у снаряда - величина постоянная?"."Конечно!"-ответил Волобуев." "Один и тот же снаряд может попасть в пашню, в скальный грунт, в воду, в бетон..." Волобуев, не дослушав меня,направился к выходу. Не помню,какую оценку получила на смотре башня,но на всю жизнь и еще два дня запомнил "курс лекций", прочитанный мне командиром БЧ-2,смысл которого сводился к одной простой мысли - не может подчиненный быть умнее начальника."


ПОЧЕМУ ТАК КРАСЯТ КОРАБЛИ ?

197... год, Средиземное море,крейсер - в точке якорной стоянки. Солнце палит вовсю, на море-штиль, на корабле-обеденый перерыв, тишина и благодать.
Я,старлей, вахтенный офицер, несу ходовую вахту на ходовом мостике. Вдруг вижу: поднимается на мостик человек в погонах с тремя адмиральскими звездами. Им оказался адмирал Амелько,без головного убора,но с офигенным,очевидно японским, биноклем на груди. Докладываю, как положено и начинаю нехитрые маневры по мостику, чтобы поменьше контактировать с пришедшим: он - на правом крыле, я - на левом. Он на - левом, я - на противоположном. Все хорошо. Через какое-то время подзывает адмирал меня к себе, показывает на стоящий неподалеку на якоре СКР проекта 159 ,спрашивает : " Вахтенный офицер,почему этот корабль так странно покрашен?".( Борт у этих кораблей красился так: от форштевня до мидель-шпангоута - в шаровый цвет, а от миделя до ахтерштевня покрывался чернью по причине того, что сразу за миделем в борту находился выхлоп дизельных двигателей и кормовая часть корпуса постоянно была закопченной. Знал это любой матрос-первогодок.) Привел он меня в крайнюю степень изумления: ну,думаю, где подвох?,неужели трехзвездный адмирал этого не знает?
Перебираю в уме всякие варианты и объясняю все как есть. Слышу в ответ из адмиральских уст: "Ничего вы не понимаете: по вашей логике к белой рубашке надо пришивать черный воротник". Я был сражен наповал. Помня "курс лекций"из предыдущих заметок - промолчал. Но так хотелось спросить:" А почему так красят корабли?" С той поры прошло сорок лет,а я так и не узнал. До сих пор жалею,что не спросил».
Вложения
SKR_pr_159.jpg
SKR_pr_159.jpg (70.9 Кб) Просмотров: 9720
Среди моряков - мы связисты, а среди связистов - моряки!
Аватара пользователя
sviazist 4-15-21
 
Сообщения: 1661
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 20:22

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 03 окт 2010, 07:28

О ПОЛЬЗЕ ДЕЛИКАТЕСОВ


Начну издалека: в определенных флотских кругах есть мнение, что рассыльный -
лицо того, кого он представляет: командира,дежурного по кораблю, вахтенного
офицера. Подготовленный рассыльный незаметен,не задает лишних вопросов,
получаемые приказания понимает с полуслова и выполняет их молниеносно, если же
он что-нибудь "накосячит", по заднице получает его начальник.
Подготовкой рассыльного,его учебой,проверкой внешнего вида(подстрижен,гладко
выбрит,рабочее платье-чистейшее и выглажено,в ботинки можно смотреться как в
зеркало),должен лично заниматься его начальник. Мне удалось воспитать,не
побоюсь этого слова, идеального рассыльного.Это был приборщик моей каюты -
Сашка. Ростом Сашка был где-то под 180,худой,добродушнейшая физиономия густо
усыпана веснушками, особая примета - сильно оттопыренные,крепко загорелые уши.
Внешним видом Сашка неуловимо напоминал бравого солдата Швейка,но мозгами
спокойно мог сравниться с Наполеоном. Заприметил я Сашку еще зеленым
салажонком. В то время он в разговоре заявил,что мяса ему, видите ли, не
хватает. Я разобрался: на баке полный порядок,Сашку никто не объедает. Стал с
ним разбираться:"Сашка,-говорю,- получаешь ты то,что положено по норме.
Можно подумать,что мама тебе мяса давала больше". Сашка в ответ: " У
мамы я за стол без утятины не садился!". Стал я выяснять,где бедная мама
брала столько птицы."Где-где,обиженным тоном ответствовал Сашка. Я с
охоты приносил." Так ведь,говорю, это надо целыми днями охотиться! "
Да вы че? Взял лодку,вышел в заводь, а там - воды не видно - одни утки. Е....л
дуплетом:все улетели, а тебе,как дробь летела,- на воде две дорожки из уток.
Собрал штук сорок и хорош - на семью хватит". Как оказалось, Сашка был
потомственным рыбаком и охотником.Родился и жил он в дельте великой русской
реки Волги, под Астраханью.
Служили мы с Сашкой образцово. Он даже удостоился отпуска с выездом на родину
от командира бригады за то, что первым на крейсере обнаружил сработавший КСП
от выстреленной торпеды,причем сделал он это, стоя на палубе бака, грамотно:
указывая рукой на работающий КСП и крича дурным голосом во всю мощь своего
нетихого голоса: " Вижу КСП!!!". Комбриг оценил Сашкин
"подвиг" потому,что он с палубы увидел то, что сигнальщики не
заметили, находясь метров на 10 выше. Если некоторые читатели подзабыли с
годами что есть КСП,поясню. Это Контрольно-Сигнальные Патроны,отстреливаемые
учебной торпедой, прошедшей положенный путь и всплывшей так, что из воды видна
только ее полосатая носовая часть.КСП - маленький разноцветный фейерверк. КСП
и пребывание торпеды наплаву - величины небесконечные, поэтому, обнаружив КСП,
к торпеде немедленно направляют катер-торпедолов для извлечения ее из моря. ЧП
флотского масштаба, если торпеда утонет!
Короче, отгулял свой отпуск,вернулся Швейко-Наполеон,привезя из родных мест в
том числе шар паюсной икры размером с футбольный мяч, завернутый в пергамент.
У меня от вида такого количества дефицитнейшего продукта глаза на лоб полезли,
а Сашка засмеялся и сказал:"Теперь нам с вами будет чем червячка
заморить".Так мы и стали бороться с "червячком",особо не
афишируя свою "борьбу". Я же, со своей стороны, внес в общее дело
растворимый кофе, остродефицитный в те славные годы.
Прошло время. Начался сбор-поход ЧФ. Вышли на внешний рейд, встали на якорь.
Мы флагман,на борту - ВПУ Командующего ЧФ. И понеслась:
учения,тренировки,зачеты и прочая,прочая... Мы с Сашкой несем службу...
Вот,в одну из ночей я несу ходовую вахту на мостике. Обстановка спокойная, на
горизонте-чисто, на рейде-никаких шевелений. Говорю Сашке:"Спустись в
каюту. испей кофею.принеси на мостик бутерброд да стакан погорячей"
Через какое-то время в ходовой рубке появляется довольный жизнью Сашка. В
одной руке у него, обмотанный полотенцем дымящийся стакан кофе, в другой
- бутерброд из свежеиспеченного хлеба с паюсной икрой. Передав мне
"дары природы", Сашка поудобнее устраивается в командирском
кресле(знает,что я никогда не сижу.Вахтенному офицеру - запрещено). Наблюдая
за рейдом, наслаждаюсь бутербродом и кофе, присел на комингс,лицом в рубку.
Через мгновение чувствую на плече чью-то руку,оборачиваюсь: Капитан 1 ранга,
проверяющий из штаба флота! Поднимаюсь на ноги,доложить не могу,т.к. в правой
руке стакан,в левой -недоеденный бутерброд,во рту - он же, но только не
дожеванный . "Вы что себе позволяете, товарищ вахтенный офицер?! Вы не
только сидите на вахте, но еще и жрете!" Ответить я смог
коротким:"Виноват!". Боковым зрением вижу, что мой рассыльный без
разрешения исчез из рубки. И тут у капраза начался со мной разговор на
"Вы" (вызвал, вы..ал, выгнал):"Доложите свои обязанности
согласно корабельному уставу, доложите дислокацию кораблей на рейде, доложите
тактико-технические характеристики средств воздушного нападения вероятного
противника на театре военных действий,доложите...,доложите..." и
прочая,прочая,прочая... Капраз истово взялся выворачивать мне наизнанку орган,
которого у меня отродясь не было. Cколько длился неожиданный экзамен, имеющий целью доказать мою полную несостоятельность как вахтенного офицера,не скажу: пространство и время для меня перепутались странным образом... Вдруг в проеме двери рубки возникает рассыльный - Сашка с подносом,накрытым салфеткой, (где он ночью добыл их до сих пор загадка для меня). Сашка с ангельским выражением на физиономии обращается к проверяющему, заставив того на мгновение непроизвольно прервать мой допрос :" Товарищ капитан 1 ранга! Испейте кофейку!" Жестом фокусника он снимает салфетку и на подносе открывается дымящийся стакан кофе и огромный бутерброд, покрытый слоем икры пальца в три толщиной." А это что намазано на хлебе?" - примирительно спрашивает проверяющий. " Икра,товарищ капитан 1 ранга!"- гордо докладывает Сашка. Капраз молча берет поднос,уединяется на командирском кресле минут на 15 в темном углу рубки. Покончив с трапезой, молча покидает рубку.
Как потом оказалось, этой ночью крейсер проверяли 10 офицеров штаба флота.На фоне общей удручающей картины состояния дел в лучшую сторону по подготовке к несению службы был отмечен и поощерен вахтенный офицер.
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 20 окт 2010, 18:26

Д И В Е Р С И Я . Однажды жарким воскресным днем я томился в тенечке на Минной стенке в ожидании барказа,лениво поедая мороженое,купленное тут же в ларьке. Барказ не появлялся, ожидание затягивалось, начинало клонить в сон. Я, не поддаваясь сладким чарам Морфея, несколько раз ходил за мороженым.Мороженщица, здоровенная тетка, неопределенного возраста с ярким маникюром,крашеная, с толстым слоем " штукатурки" на подвижной, выразительной физиономии звалась Машкой. Она торговала здесь мороженым, очевидно, с девичества.Машка все и обо всех все знала, и ее знала вся дивизия. Свое "ветеранство" Машка однажды подтвердила весьма оригинально: матрос, перед которым она неожиданно захлопнула на обед окошко, охарактеризовал ее распространенным русским словом. Машка,услышав это, мгновенно высунулась по пояс из ларька и подняла визг на всю Минную : "Это кто б...ь?, кто б...ь? Это я б...ь? Сопляк! Я еще лейтенанту Саакяну давала!". Надо заметить, что в это время лейтенант Саакян был уже вице-адмиралом, начальником штаба флота. Все,кому посчастливилось слышать Машкино "соло", смеялись до колик.Этот эпизод передавался из поколения в поколение моряков. Машка была "реликвией" дивизии кораблей и деться от этого никуда было нельзя. В какой-то момент мне показалось,что на Минной стенке что-то происхоит. Я огляделся вокруг: на причале стали появляться адмиралы, офицеры из штаба флота. Их становилось все больше и больше,автомобили, их привозившие, выстроились во внушительный ряд. Все прибывшие почему-то сначала поднимались на борт пришвартованного к стенке миноносца,затем, спустившись по сходне на причал, образовали что-то похожее на тихо гомонящую толпу.
Вездесущая Машка, покинув ларек, проплыла по причалу, потерлась около высокопоставленной толпы, пообнималась с некоторыми ее представителями и ,вернувшись к ларьку, с заговорщицки-важным видом изрекла: " Ужас!!! У пушки ствол отпилили!!!" Наша реакция была неопределенной: Машка -она Машка и есть... В центре штабной толпы что-то творилось. По рассерженным,злобным голосам,ненормативной лексике можно было смело сделать вывод,что в центре находится "объект",из-за которого съехалось на причал такое количество высоких начальников,что сейчас для него наступил "час истины". Садясь в подошедший барказ я спросил у дежурного по Минной стенке, моего однокашника,что происходит. " Два идиота-политработника то ли сдвинулись по фазе,то ли пошутили, доложили в штаб флота, что на миноносце - диверсия:якобы кто-то отпилил на носовой артиллерийской установке СМ-20-ЗИФ один из четырех стволов. Понаехали штабные - все стволы на месте.Ну, теперь их порют по выкройке!". Засмеявшись я спрыгнул в барказ и отправился на корабль. Смысл происшествия стал ясен позже, когда слухи волной разошлись по дивизии. Произошло следующее: замполит командира миноносца в субботу запретил сход на берег лейтенанту, командиру зенитной батареи,из-за неготовности того к предстоящим в понедельник политическим занятиям с личным составом. Лейтенант в воскресенье перед обедом попытался представить конспект занятия, но замполит забраковал конспект классиков Марксизма-Ленинизма и оставил литеху без берега и в воскресенье,любезно предоставив тому время для подготовки к политзанятиям и для повышения уровня политической сознательности. Комбат от такой заботы зама обиделся и решил приподнять уровень замполита в артиллерии. Пользуясь воскресным безлюдием,он с помощью приспособления для искусственного отката ствола откатил назад один из четырех стволов,стоящей на носовой надстройке 45-мм артустановки, свинтил со ствола пламягаситель.Получилась экстравагантная картинка: три ствола - одинаковой длины,с пламягасителями (пламягаситель - раструб на дульном срезе ствола, как у пулемета Дегтярева),а четвертый - сантиметров на 30 короче всех и ровно как бы обрезан,без раструба. Знающему человеку - все понятно, ну а плитработнику можно внушить что угодно. Поэтому, проникнув в каюту отдыхавшего в сладкой послеобеденной неге замполита, лейтенант зловеще доложил:"Товарищ капитан 3 ранга! На корабле - диверсия! У пушки ствол отпилили!!!". От полученного известия замполит побелел как Военно-Морской Флаг,без обуви ,в носках, побежал за лейтенантом на бак. Увидев подготовленную для него артустановку,затрясся и, икая от страха, помчался в политотдел,в двух шагах от которого был ошвартован миноносец.Вернулся на корабль он с дежурным по политотделу,тоже капитаном 3 ранга. Увиденное произвело на второго политработника неописуемое впечатление. Вдвоем, наперегонки, наши политбойцы рванули как на олимпийской стометровке в политотдел к телефону, чтобы доложить дежурному по политуправлению флота о диверсии. Как и кто из них докладывал об отпиленном стволе,история умалчивает,но "проходили по делу " вместе. Лейтенант же спокойно навинтил обратно на ствол пламягаситель, вернул ствол в исходное положение и с чувством исполненного долга направился отдыхать в каюту. Первых "посетителей" из штаба флота бдительная парочка встречала у сходни. Пройдя на бак для показа следов "диверсии", они онемели. Артустановка была девственно целой. Разъяренное командование на их блеяние,что своими глазами видели отпиленный ствол,внимания не обращало,грозилось отправить на мед.комиссию. Вызванный в качестве свидетеля лейтенант все отрицал, скромно потупив взор. Закончилась эта кутерьма тем, что замполита перевели в стройбат, дежурного по политотделу еще куда-то, а пейтенанта мудрый флагарт по-тихому отправил на другом корабле на боевую службу в Средиземное Море. Мудрость пословицы:" Живешь на селе - изучай технику" еще раз нашла подтверждение в нашем случае.
Вложения
.jpg
Монтаж админа
.jpg (164.16 Кб) Просмотров: 9129
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 01 ноя 2010, 22:44

"БОЛЬШОЙ" КУРС. В предпоследнее советское десятилетие мой крейсер находился на боевой службе в Средиземном Море. Мы выполняли боевую задачу по слежению за американским авианосцем. Что это был за авианосец - не помню: то ли "Индепенденс", то ли "Энтерпрайз", то ли ещё какой-то, название сути дела не меняет. Крейсер, как пристегнутый, двигался за "супостатом" в постоянной готовности открыть по нему огонь. Команда на открытие огня могла придти из Главного Штаба в Москве. Поводом к получению её мог стать, в частности, массовый взлет авиации с авианосца,т.е. в случае начала боевых действий наш корабль оказывался бы в центре вооруженного конфликта. Результат столкновения был неясен. Вообще-то ничего хорошего для нас ожидать не приходилось. Тем не мене подобные задачи мы выполняли ежегодно. Несу я ходовую вахту на на мостике, рядом в кресле расположился старший помощник командира корабля - у него командирская вахта, которую он несёт, чередуясь с командиром корабля. На ходовом мостике - тишина, прерываемая изредка докладами сигнальщиков, механиков, артиллеристов. Все чётко выполняют свои обязанности, каждый занят своим делом. Я не заметил, как на мостике появился заместитель командира корабля по политической части ( в просторечии : замполит, зам., большой зам. "Большой" - потому что на корабле была ещё целая куча "маленьких" замёнков). Замполит всегда и везде появлялся неожиданно, будто бы он только что материализовывался из ничего. Что он делал перед тем как ты его увидел, можно было только догадываться. Я, лично, всегда старался держаться от этой братии подальше, чтобы целее быть. Поавда, не всегда это мне удавалось, но, об этом - потом. Замполита на ходовом я видел впервые. Он побаивался нашего командира, который имел верное мнение об уровне интеллекта своего замполита и мог в любой неподходящий момент выразить его прилюдно. Замполит же не мог ответить тем же, да и нагадить по своей, политической, линии кишка была тонка - наш кэп и один из главных московских флотоводцев были женаты на родных сёстрах. Поэтому служба у командира шла весело вверх, а замполит постоянно должен был помнить, кто есть кто. Пошептавшись о чём-то со старпомом * замполит по-кошачьи подобрался к пилорусу **, взглянул на картушку, ничего не понял на ней,и вкрадчиво спросил: "Какой курс?". " 270 градусов " - ответил я. " Большой курс" произнес зам. и почти незаметно растворился в проёме двери. Мне стало смешно и горько одновременно. Смешно, потому что курс не может быть по природе своей ни большим, ни маленьким. Он измеряется в пределах от 0 до 360 градусов. Интересно, как бы замполит охарактеризовал курс 360 градусов ( он одновременно является курсом 0 градусов )? Наверное, " Курс и большой и маленький". Горько от того, что человек, одетый в форму капитана 2 ранга, имеющий право приказывать любому на корабле, - туп как дерево и ни хрена не смыслит в морском деле. Он был представителем касты, проводящей в массы идеи "родной коммунистической партии" и поэтому был непогрешим. Политработники называли себя "инженерами человеческих душ". О души! Горе вам! Никто из этой привилегированной касты не смыслил ни в одной из флотских специальностей, хотя они были замполитами в ракетно-артиллерийских,электро-механических боевых частях, боевых частях связи.В штурманском деле, навигации они разбирались на уровне "большого курса".
Но "большой курс" всё-таки существовал, хотя, к обиде политработников, ни один из них не сформулировал его смысл. По всей советской державе стояли тысячи изваяний идола, указывающего с пьедесталов вытянутой вперёд рукой правильное направление: "Верным курсом идёте, товарищи!". Географически идол размещался в разных широтах, частях света, городах и весях, устанавливался в соответствии с местными условиями и поэтому указываемый курс был в пределах от 0 до 360 градусов - " БОЛЬШОЙ КУРС ".
Моя ходовая вахта продолжалась, авианосец пару раз изменил курс, мы успешно сохранили позицию относительно него, всё шло хорошо. На мостик поднялся командир крейсера и, отпустив старпома, заступил на командирскую вахту.
Неожиданно КГС*** прописклявила голоском замполита: " Ходовой мостик - рубка дежурного по кораблю! Разрешите дать информацию для личного состава по авианосцу вероятного противника!" Командир, потянувшись расслабленно в кресле, произнёс : "Пусть вещает" По всем линиям трансляции зазвучал радостно-взволнованный голос замполита. Он рассказывал о размерах авианосца, его осадке, количестве членов экипажа, мощности силовой установки, количестве гребных винтов,количестве и типах базирующихся самолётов ... Кэп**** расслабленно сидел в креспе, внимательно наблюдая за авианосцем, но тут,внезапно, что-то возбудило его. Он резко изменил позу, напрягся: по трансляции звучал голос замполита "... Систематически из США самолётами различных авиакомпаний в Неаполь доставляются члены семей экипажа и размещаются в лучших отелях города... На авианосце есть свой телецентр, кругпосуточно транслирующий сорок телеканалов, в том числе и корабельный... ежедневно из США доставляется авиапочта... Каждый член экипажа в любое время суток может позвонить на родину... На авианосце работает цех по производству мороженого"
Кэп сорвался с кресла, в два прыжка очутился у блока КГС, схватил микрофон и заорал:
- Рубка дежурного - ходовой! Найдётся там кто-нибудь,кто остановит этого дурака? Замполиту немедленно прибыть на ходовой. Так как были включены все линии трансляции ( боевая, матросская,офицерская, верхняя палуба), то команду командира с наслаждением слушал весь экипаж. Кэп в ожидании зама метался по мостику,стуча кулаками по переборкам***** - Баран! Ты должен пропагандировать превосходство советского образа жизни! А ты работаешь на Пентагон! Хочешь устроить второй "Потёмкин"!Прорычал он в лицо запыхавшемуся большому заму. - Ты три месяца не видел свою семью и ещё, как минимум, три месяца не увидишь. Никто её тебе самолётом "Аэрофлота" в ближайщий порт не доставит! - Телевизор хочется посмотреть? А не ты ли перед выходом из Севастополя собрал из кубриков и кают-компаний все телевизоры,которые сейчас опечатаны в твоей кладовой, чтобы никто не разлагался буржуазрой пропагандой? - Каждый день получаешь авиапочту? Три месяца почты не было - оказии все мимо нас проходят! Когда сподобимся почитать старые газеты - неизвестно! - Хочешь домой позвонить? На, звони! Кэп ткнул заму в ухо огромную трубку внутрикорабельной связи. - Организуй немедленно всем по мороженому! Я, лично, хочу пломбир! Пошёл вон с глаз моих, болван! Замуля мгновенно дематериализовался. Долго он потом не выходил из своей каюты, видно, переживал,бедняга, то, как его подвело классовое чутьё. Но за базар надо ответ держать! После возвращения в базу у нас появился новый зам. Видно, всякая гпупость имеет свои последствия.Политработник политработнику - друг, товарищ и волк.... * Старпом - старший помощник командира корабля ** Пилорус - вертикальная стойка с закрепленным вверху репитером (картушкой) гирокомпаса, постоянно отображающей курс корабля. *** КГС - корабельная громкоговорящая связь. **** Кэп - на жаргоне - командир корабля. ***** Переборка - перегородка, стенка корабельного помещения.
 авианосца.jpg
авианосца.jpg (315.52 Кб) Просмотров: 9057
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 18 дек 2010, 10:31


И ЭТО ВСЁ - О НИХ

" Мы - инженеры человеческих душ ", " мы - бойцы идеологического фронта ", "мы - передовой отряд Партии ", " мы - ..., мы - ..., мы - ... ". Определений было множество, многое из этого бреда исчезло из памяти, растворилось. Политработники характеризовали себя в исключительно превосходной степени, да и сами были убеждены в своём превосходстве над остальными, в своей исключительности. Для того, чтобы добиться таких выдающихся результатов в формировании (оболванивании) человека нужен был соответствующий исходный материал. И таковой находился. Довелось наблюдать самому: в училище, этажом ниже нас, располагался политфак. Принимали туда обязательно лишь матросов срочной службы и сверхсрочников, которые обязательно должны были быть членами КПСС. Политический факультет был маленький, потому что много подобных "исключительных" товарищей не находилось. Учились они четыре года, в отличие от остальных курсантов, где срок обучения был пять лет.В те времена курсантам выпускного курса присваивлось воинское звание "мичман" (на погонах - одна широкая продольная полоса). Так вот девчонки, приходившие в училище на танцы,называли политработников "недоносками": вроде бы и мичман, но на рукаве нашиты четыре курсовки вместо пяти, как у всех "нормальных" мичманов.
Одновременно с нашим выпуском закончил своё существование и политический факультет. В Киеве к тому времени уже существовало целое политучилище, которое на флоте иначе, чем "киевский змеепитомник" не называли.
После выпуска из училища всех одевали в офицерскую форму, все были неотличимы друг от друга, "недоносков" больше, вроде бы, и не было. Ведь не девались они никуда : только меняли личину. По-хорошему я бы ввёл для них эмблемы на погоны ( ведь носили скрещённые молоток и разводной ключ на погонах уважаемые всеми механики). Если-бы, вдруг, объявили конкурс на создание эмблемы для "инженеров человеческих душ",я бы предложил её в виде двух скрещённых языков на фоне уха.
После окончания училища меня назначили командиром батареи на корабль, находившийся в Средиземном море. До появления "оказии", на которой меня должны были доставить к месту службы, временно разместили на стоявшем в заводе миноносце. Вот я, молодой, "хрустящий" лейтенант, навьюченный багажом , окаэываюсь на борту моего временного пристанища. Вокруг всё гремит, полыхает сварка, никому до меня нет дела. Хорошо, что дежурный по кораблю привел меня в каюту командира батареи, представил меня хозяину и буркнув на прощание что-то насчёт обеда, на который все соберутся и примут по мне решение, исчез.
Хозяином каюты оказался старший лейтенант, который, судя по его словам, со дня на день должен был уволиться в запас, т.к. свои три года он отслужип. ( В то время ризывали офицеров запаса на три года). Комбат усадил меня на стул и начал "просвещать" по флотской тематике. Был он недобр, желчен, поэтому картина жизни на флоте вырисовывалась такая, что будь слушатель помягче духом, надо было бы хватать свои пожитки и валить с флота куда-нибудь подальше. Я никак не реагировал на изливаемый "негатив" и с интересом слушал. Вдруг хозяин прервал своё "выступление" , на цыпочках, прижимаясь к переборке *, подкрался к умывальнику,взял детскую спринцовку из стоявшей там стопки с фиолетовыми чернилами, молниеносным движением направил её в замочную скважину и нажал ! ! ! Он тут же распахнул дверь в каюту, за которой оказался капитан 3 ранга, полусогнутый ,залитый чернилами от правого глаза вниз до пояса. Старший лейтенант доходчиво разъяснил ему, что подсматривать и подслушивать - нехорошо,тем более что ему об этом неоднократно напоминали и предупреждали, что подобное поведение для замполита недопустимо. Эта сцена стала отличным наглядным пособием к предыдущему негативу, даже в чем-то смягчая его. Позже, служа на крейсере, во время игры в нарды, я всякий раз вспоминал "чернильного замполита" - все доски для этой игры (иначе : "шэш-бэш" были обтянуты сукном, чтобы не было слышно стука костей - наш замполит любил подслушивать возле кают и определять по характерному стуку нарушителей распорядка дня. В преддверии предстоящих флотских манёвров "БРОНЯ" он собрал экипаж на митинг,чтобы воодушевить его и поставить задачи. Торжественно он начал свои заклинания, но, когда наступил момент , чтобы произнести наименование маневров. бедолага-зам смешался, покраснел и замолчал... Забыл ... Естественно, никто его выручать не хотел. Все с интересом ждали как замуля выкрутится из этой пикантной ситуации. После неприлично долгой паузы его осенило : маневры под кодовым наименованием " СКОРЛУПА ! ". Экипаж дружно беззвучно поперхнулся (этой " БРОНЕЙ" нам прожужжали все уши, недели две мы с этим словом просыпались и засыпали). И тут понеслось : зам так обрадовался, что вспомнил нужное слово, что стал вставлять его в своей пламенной речи там, где надо и не надо. Над собравшимися звучало бодрое " СКОРЛУПА", "СКОРЛУПА" "СКОРЛУПА" .... Народ в задних шеренгах не мог стоять на ногах : люди в беззвучном хохоте становились на четвереньки, катались по палубе. Воодушевление прошло знатное. Долго помнили в экипаже манёвры " СКОРЛУПА " ! Ну, а зам был горд собой ! Однажды, проходя по коридору правого борта, я стал свидетелем того , как зам "обучал" своего матроса-киномеханика : " видишь,тут вдоль борта на шильдиках * * стоят нечётные номера - значит по правому борту расположены нечётные шпангоуты * * * , а по левому борту - чётные. Долго я смеялся и плакал, не понимая, до какой же степени можно извратить по незнанию или природной тупости элементарный факт ! Шпангоут - это элемент набора корпуса корабля , крепящийся один за другим, создающий в наборе с остальными шпангоутами обводы корпуса корабля. Это - как скелет человека : позвоночник - киль, а шпангоуты - рёбра. Нумероваться каждое ребро в зависимости от стороны не может - это одно целое. Наш бравый зам услышал случайно звон, но в силу своей природной тупости и недоразвитой сообразительности извратил явление до неузнаваемости. Он слышал, что, в соответствии с Корабельным Уставом всё на корабле нумеруется в соответствии с железным принципом : " сверху - вниз ", " с носа - в корму" , " справа - налево", В соответствии с этим нехитрым правилом на корабле нумеруется всё : цистерны, каюты, кубрики, артиллерийские погреба . . . По правому борту - всё нечётное, по левому - чётное. Это замуля кое- как понял. Но не зная, что собой представляют долбаные шпангоуты и как они нумеруются он вовлёк в область своих схоластических познаний и сапагу-киномеханика. Невдомёк было партийному бойцу, что нечётные шильдики закреплены на правом борту, а чётные - на левом, посередине между нечётными. Грубо говоря, чтобы увидеть все шильдики по порядку 1, 2, 3, 4 . . . нужно ,продвигаясь с носа в корму, бегать с правого борта на левый. Но этот хитрый вывод был не по мозгам нашему "инженеру человеческих душ", Ему легче и удобней оказалось извратить, вывернуть наизнанку, простое явление и потом "донести его до народа" Я как - то уже вспоминал, что от политработников старался держаться подальше. До поры до времени мне это удавалось. Во всяком случае, поймать меня как комбата , описанного в рассказе " Диверсия" , было невозможно : у меня был матрос, основной служебной обязанностью которого являлось конспектирование первоисточников классиков марксизма-ленинизма и тем политзанятий с личным составом в двух фирменных тетрадях, изготовленных мне по дружбе Шурой Шумовым, начальником корабельной типографии. Несмотря на соблюдаемый мною нейтралитет, попался я совершенно неожиданно на обыкновенной фотографии. Эту фотографию во время стволиковых стрельб сделал кто-то из матросов .Тут надо пояснить : стволиковые стрельбы выполняются с учебными целями. Чтобы не изнашивать каналы стволов 152,4 мм орудий, на эти стволы крепятся 45 мм стволики. стрельба ведётся из стволиков , а вся остальная работа по выполнению стрельбы дивизионом главного калибра выполняется как обычно. Единственное отличие - стволики заряжают и выполняют из них выстрел командиры штатных 152,4 мм орудий, 45 мм снаряды подносят досылающие, Всё это происходит снаружи башни. Командир башни находится там же :он репетует команду на залп получаемую из башни по телефону. Главное - он отвечает за соблюдение мер безопасности при стрельбе, Дело это , в случае чего - подтрибунальное , т.к. всякое может случиться : перекос снаряда, поломка замка, затяжной выстрел, распатронивание снаряда . . . На фотографии был запечатлён момент такой стрельбы : командиры орудий в ожидании моей команды на залп, подносчики снарядов - поодаль. Я же сижу на табурете с трубкой корабельного телефона около уха. Эту фотографию разместили в стенной газете. Замполит, увидев стенгазету, приказал убрать фотографию, пояснив : "все делом заняты, один командир башни бездельничает, сидит нога за ногу ". Смеяялся я над очередной тупостью зама от души, но " звоночек " прозвенел. А способ уколоть эту политжабу нашёлся : я приказал фотографию вырезать лезвием , а стенгазету оставить на месте. Так она и висела с дыркой посередине до следующего визита зама. Зияющей дырой она привела зама в неистовство, а мне было весепо - я бездельник , а ты , котяра , всегда себе занятие найдёшь, Работа ли то , чем кот занимается при хроническом безделии в каком бы звании он не был и какую бы должность не занимал ?
В памяти осталось много моментов, связанных с этой п . . . . братией (читай :партбратией ), если флотское наименование режет слух. Выпускнички киевского змеепитомника отковали себе памятрую медаль. на которой начертали : "комиссары , политруки , замполиты ". Да , носить такую награду можно , но только на подкладке пиджака.

* переборка - перегородка, стенка

* * шильдик - пластина с надписью

* * * шпангоут - элемент набора корпуса корабля
.jpg
.jpg (101.13 Кб) Просмотров: 8950
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 30 дек 2010, 18:31


В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧИЛСЯ , НА УЧЁТЕ НЕ СОСТОЯЛ . . .


Четверть века тому назад я начинал новую для меня гражданскую жизнь, вернувшись в родной Ленинград. Прописавшись, начал поиски работы. Работёнку приискал в морском порту . До поступления на работу требовалось пройти медицинскую комиссию в портовой поликлинике. Перед прохождением комиссии необходимо было получить справки в трёх местах о том,что я не состою на учёте в психо- неврологическом, противотуберкулёзном диспансере и в наркологическом кабинете. В те славные времена наркологических диспансеров не было - обходились кабинетами. Народ, в основном, "бухал", а не "ширялся". Решение задачи трудностей не предвещало, за исключением того, что эти уважаемые заведения находились в различных местах города, на приличном удалении одно от другого. Утром, захватив паспорт, я отправился в путь, намереваясь побывать во всех трёх адресах за один день. На Кондратьевском проспекте,у наркологов, справку получил легко, затем пришлось ехать на Удельную ,в дурдом имени,кого не помню, Там без всяких подтвердили мою нормальность .Оставалось получить интересующий меня документ в тубдиспансере. На метро доехал до Финляндского вокзала, поднялся наверх и пошёл на Свердловскую набережную, на которой тот находился. Пройдя по Арсенальной, мимо "Крестов" , я увидел,что дальше меня ждёт нелёгкий путь: и проезжая часть и тротуары были раскопаны, везде валялись булыжники, всякий хлам,складированные трубы. По прямой пройти было невозможно, надо было продвигаться вперёд с большой осторожностью, лавируя между впадинами и горами новоявленного лунного пейзажа. К тому же был июль, жара - около тридцати, а нужный мне номер дома - за сорок ! Деваться мне было некуда, длину пути я не представлял, - меня не было в городе больше пятнадцати лет -многое из памяти улетучилось. Пустился я в трудный путь по жаре, по песку, по камням. Последнее предложение навеяло на меня весёлые воспоминания. Был у нас некий замполит по фамилии Попеску. Матросы его иначе, как "по песку по камням" не звали.
Пока продвигался к цели, вспомнил, что раньше у меня уже была история, связанная с поисками в моём организме проклятой палочки Коха или как там её зовут. На крейсере я жил в каюте с доктором Жорой. Жора был призван из запаса и служил три года. Отслужив положенный срок доктор уехал в славный город Сальск., но через пару месяцев срочно вызвал меня на телефонные переговоры. Он сообщил, что заболел туберкулёзом .Оказывается, когда мы были в море, он выявил матроса,больного этой заразой и вместе с одним санинструкторм лечил бедолагу до прихода в Севастополь. Уже на "гражданке" и у Жоры и у санинструктора выявили туберкулёз. Жора требовал по телефону, чтобы я проверился на наличие этой гадости . Подробностей проверки не помню. Помню лишь финал: я пришёл в гарнизонную поликлинику на рентген . Из кабинета выходит рентгенолог и спрашивает меня о причине моего обращения. "Доктор - говорю -лроверьте, есть ли у меня туберкулёз". Доктор проверил и сказал : " Иди отсюда ! С такой мордой ещё ищешь у себя туберкулёз ! Наглец !".
Брёл я по этой адской жаре часа два-три, устал чертовски, видок приобрёл тот ещё : морда красная, брюки - по колено в пыли, туфлей не видно. Но, наконец-то, слева от меня началась красивая чугунная ограда, за которой высилось здание в несколько этажей, Пройдя вдоль неё , я увидел нужный мне номер дома, закреплённый вверху вычурной старинной калитки. Сразу же за калиткой на торце здания было крыльцо в несколько ступеней с надписью : "ПРИЁМНЫЙ ПОКОЙ".
Обрадованный достижением последней цели, стоявшей в моём суточном плане, я отряхнул как смог прах
Свердловской набережной с моих ног, вытер в сотый раз мокрым платком разгорячённое лицо и с широкой усталой, но всё равно жизнерадостной улыбкой взошёл на крыльцо. В приёмном покое была приятная прохлада, за стойкой сидела миловидная медсестра.
"- Девушка. обратился я к ней, протягивая паспорт,- дайте мне, пожалуйста, справку о том , что я не состою у вас на учёте."
" Я не поняла, какую вам справку нужно ?" Повторяю: "справку о том, что я не состою у вас на учёте." Медсестра попалась какая-то не такая : "Мы таких справок не даём ". "Как же так!- возмущаюсь - везде дают, только у вас не дают!". " Попробуйте обратиться к главному врачу - может быть, он вам чем-то поможет". " Мне не нужно помогать, выдайте мне справку ! . Я никуда отсюда не уйду, пока не получу эту чёртову справку ! " - прорычал я на одном дыхании. После этих моих слов медсестра стремительно вскочила и , опрокинув стул, на котором сидела, скрылась за дверью. Послышался звук поворачиваемого в замке ключа и всё стихло. Я поведением сестры был несколько обескуражен, Подёргал дверь - она была закрыта на замок. Я вышел из приёмного покоя и пошёл вокруг здания. Со стороны фасада, обращённого к Неве ничего примечательного не было , но, когда я зашел с тыльной стороны, обстановка мне показалась странной. Перед зданием толпились какие-то мужики, смотрели вверх и с кем-то переговаривались и перекрикивались. Я поднял голову и увидел на подоконниках облачённых в халаты женщин . Зародившаяся в моём воспалённом мозгу догадка тут же получила вещественное подтверждение : на фасаде огромными (как мне тогда показалось) буквами было написано : " РОДИЛЬНЫЙ ДОМ".
Мгновенно я всё понял : и почему медсестра не давала мне справку, и почему у неё был такой странный вид, и почему она стремглав выбежала из приёмного покоя, и почему она закрыла за собой дверь на ключ. Да как же не закрыть, если в родильный дом является верзила и требует справку о том, что он здесь на учёте не состоит, да ещё и обещает, что он отсюда без этой справки не уйдёт ! Псих, точно псих ! Вспомнив все детали предыдущих событий, я начал смеяться над собой. Но смех застрял в моей глотке, когда я проходил мимо раскрытого на первом этаже окна : в помешении стояла давешняя сестричка с кем-то раговаривая. Повернувшись в сторону распахнутого окна она увидела меня и , показывая на меня рукой, завопила : " Вот он ! ! ! Вот он ! ! ! " Тут же в окне появился какой-то лысый толстяк в белом халате. Я понял, что мне надо резко исчезнуть, тем более, что в десятке шагов за забором сквозь решётку виднелось одноэтажное круглое здание с вывеской " ПРОТИВОТУБЕРКУЛЁЗНЫЙ ДИСПАНСЕР ".
Испарившись моментально с территории роддома, я оказался там, куда лежал мой трудный путь - в тубдиспансере. В этом богоугодном заведении я провёл какое-то количество времени,без труда получил нужную справку и, направляясь к выходу, сквозь стекло увидел стоящий возле приёмного покоя родильного дома УАЗ с красной полосой вдоль кузова и надписью на ней : " СПЕЦ. МЕД. СЛУЖБА ". На крыльце перед двумя громилами в белых хапатах оживлённо жестикулировала, что-то рассказывая медсестра. Сучка, справку не дала, а санитаров из дурдома вызвать успела. . .
Дождавшись момента, когда скорая с санитарами уехала, я, стараясь быть незаметным, покинул диспансер и убрался восвояси. Я понял, что такое НЕДОРАЗУМЕНИЕ. Ещё для меня остался неразрешённым вопрос : если бы меня доставили в сумасшедший дом, то полученную накануне справку аннулировали бы или нет и на учёт бы меня поставили или нет ?
Вложения
.jpg
.jpg (33.64 Кб) Просмотров: 8935
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 27 янв 2011, 21:40

УРОК " БОРОДИНО"



Одиннадцать классов я закончил в школе рабочего посёлка в двадцати пяти километрах от Ленинграда. Было это без малого пятьдесят лет тому назад, это была моя пятая и последняя школа. Теоретически их могло быть десять, если бы моя матушка не взбунтовалась и продолжала бы ездить за моим отцом по всем местам его службы.

Школа была самая рядовая, обыкновенная. Как раз в то время началась,а может быть продолжилась ( с первого класса мы учились вместе с девочками, а до нас школы были мужские и женские ) реформа образования. Стали появляться школы различной специализации с углублённым изучением отдельных предметов: физики, математики, истории и прочего. Нашей же школе досталось быть "политехнической" , Вместо десяти лет обучения нам сделали одиннадцать. Каждую неделю мы два дня работали на судостроительном заводе токарями и фрезеровщиками.

Такой режим был в девятом, десятом и одиннадцатом классах. Не хочу обсуждать всю мудрость или глупость этой программы,- но так было. Все учились, надеясь лишь на себя. Слова "репетитор" никто из нас тогда не только не слышал, но и не знал.

Самый серьёзный и полезный урок я получил классе в пятом-шестом, . короче, при изучении стихотворения М.Ю.Лермонтова "Бородино". Русский язык и литературу преподавала божественная Антонина Фёдоровна Полякова. О её качествах педагога, преподавателя, человека я могу отзываться лишь в превосходной степени. По-матерински она относилась ко всем нам без исключения.

Итак, начали мы изучение "Бородино" . . .Сначала текст прочла учительница, потом всем классом разбирались в мыслях поэта, в том что он хотел выразить тем или иным поэтическим образом. Задание на дом мы получили: стихотворение выучить наизусть.

Дома, при изучении наизусть стихотворения, я дошёл до места:

Сквозь дым летучий

Французы двинулись, как тучи,

И все на наш редут.

Уланы с пестрыми значками,

Драгуны с конскими хвостами,

Все промелькнули перед нами,

Все побывали тут.

Мою зубрёжку прервала мысль: " почему уланы с пёстрыми значками, а драгуны с конскими хвостами ?" С этим вопросом я обратился к отцу, который в это время оказался на побывке дома. Отец мне разъяснил, что уланы и драгуны - виды лёгкой кавалерии. Уланы были вооружены саблями и пиками с цветными флюгерами на концах. Вот- "пёстрые значки".

Драгуны в строю носили высокую каску из чёрной лакированной кожи с вделанным вверху гребнем из конского хвоста. Вот-"конские хвосты". Вроде бы всё прояснилось: отец мой знает всё, а вот знает ли это Антонина Фёдоровна?

С этим,накрепко засевшим в голове вопросом, я на следующий день появился в школе. На уроке русского языка я выбрал момент и с невинным видом задал учительнице сверливший меня мой "контрольный вопрс": почему "уланы с пёстрыми значками, а драгуны с конскими хвостами" ? Учительница объяснила всё "не так": у уланов , мол , на одежде были какие-то пёстрые значки, а "конские хвосты" - это- аллегория,- хвосты драгунских коней.

И тут наступил долгожданный момент моего торжества ! ! ! А вот и неправда Ваша, Антонина Фёдоровна ! Меня просто пёрло от гордости, распирало от сознания, что я знаю, что было на самом деле в те далёкие времена, что я могу объяснить это учительнице. Она спокойно восприняла мои доводы, поставила меня в пример классу: вот ,мол, как глубоко надо изучать произведения классиков. Я вырос в своих глазах до гигантских размеров, Но минуты славы непродолжительны , закончились и они. Мы по очереди стали читать наизусть "Бородино".

Одного из нас вызывали к доске, он читал стихотворение, потом садился за парту, получив оценку, следующий, вызванный к доске, продолжал с того места, где остановили предыдущего, Так очередь дошла и до меня. Я с упоением декламировал бессмертные стихи, но пару раз запнулся из-за того, что забыл текст, Учительница, выставляя мне оценку, сказала: " Ты два раза запнулся , забыв текст, поэтому тебе нужно поставить "четвёрку", но раз ты оказался умнее меня, я ставлю тебе "пятёрку".

Обжигающая волна стыда обдала меня всего. Без объяснений я понял всю низость моего поведения при том, как "выставился", "выскочил", пробахвалился. Мои гигантские размеры в момент сдулись до микроскопических, я был противен сам себе. Сказать, что я "сгорал от стыда" - ничего не сказать.

Сегодня мне семьдесят без пяти лет , но я всю жизнь помню преподанный мне урок "Бородино", Антонину Фёдоровну Полякову, благодаря которой я за прожитую жизнь никогда не был выскочкой
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 06 июл 2011, 16:06

ВСПЫШКИ ПАМЯТИ
Cветлой памяти Бабанова Евгения Сергеевича посвящается.


Память.. . Для меня она иногда представляется невидимой, шуршащей в кромешной темноте лентой. Через некоторое время проявляется сама лента, потом отдельные кадры на ней, отображающие прошлое, события,происходившие со мной. Кадры с событиями сливаются в единое целое, позволяющее видеть прошлое и мысленно выделять разные эпизоды из него. . .

Память . . . По-другому она проявляется в виде ярких вспышек, подобных разрывам снарядов в темноте. Из вспышек проявляются скульптурные формы, представляющие людей, с которыми сводила меня жизнь, их характеры, поступки. Вспышки становятся ярче, если вспоминаемый человек был мне чем-то близок, да и сам запоминался характером, поведением, душевными качествами. Недаром один мудрый моряк изрёк: « Нет людей незаменимых – есть люди незабываемые». Таким незабываемым человеком для меня остаётся мой одноклассник по военно-морскому училищу Женька Бабанов. Он восстаёт в моей памяти из вспышек, а на ленте появляется изредка в каком-то блаженном состоянии . Я понял! На ленте – он уже неживой. Из вспышек материализуется мой друг таким, каким им он был в жизни.
Впервые я увидел Бабанова в новом наборе, во время сдачи вступительных экзаменов. На наш факультет прибыли «конкуренты» - около десятка суворовцев, поступавших в училище без сдачи экзаменов. Женька был среди них, одетых во всё чёрное, с красными лампасами на брюках. Ничем особо от остальных «кадетов» он не отличился, может быть, лишь тем, что был как-то по- особому неразговорчив. Да! Была у него особая примета – изуродованное правое ухо. Этот «пельмень» выдавал в нём борца. Позже действительно выяснилось, что он занимался вольной борьбой . В бешеном темпе сдачи экзаменов, разных нормативов Женька так и остался для меня одним из многих, окружавших меня. Прошло, пронеслось время экзаменов, я был зачислен в училище и попал в один учебный взвод, даже в одно отделение с Бабановым. Особо дружбу мы с ним не заводили – учились и служили как все. Отношения между нами были ровные и товарищеские. Женьку отличало его немногословие и какое-то нечеловеческое спокойствие. Ни разу я не видел его возбуждённым, раздражённым. Флегматиком он не был – шевелился парень не хуже остальных, «клювом не щёлкал». но источал ауру, покрывающую всё окружающее тихой бледностью,лодчинённостью его воле. Всегда у него всё задуманное и незадуманное получалось так, как он хотел.
.Впервые жизненные обстоятельства более тесно сблизили нас по воле нашего командира роты капитана 3 ранга Броневицкого Анатолия Петровича . Он вызвал к себе нас обоих и поставил задачу: « через неделю – спартакиада училища В тяжёлом весе по вольной борьбе два участника, третье вакантное место занимаете вы, курсант Змачинский, соответственно вы должны завоевать 3 место по училищу. Готовить вас будет курсант Бабанов. Попробуйте только не получить призовое место! Оба будете долго об этом жалеть.»
Вышли мы от комроты и в ответ на мой вопрос сколько нужно весить в тяжёлом весе, я узнал, что мне не хватает целых четырёх килограммов. « Ерунда – ответил Женька,- пацаны недельку попостятся и подкормим тебя». Неделя выдалась тяжкая. После занятий Женька тащил меня в зал и преподавал уроки вольной борьбы. Уроки заключались в изучении приёмов. Что можно освоить за неделю – ежу понятно. Моими соперниками были мичман-пятикурсник, мастер спорта по вольной борьбе и второкурсник, мастер спорта по морскому многоборью. Габаритами он напоминал дизельный двигатель, да и по мощности он бы справился с этой ролью. Женька поставил задачу: главное – чтобы они тебя не сломали. На рожон не лезь, грамотно уворачивайся, когда почувствуешь, что тебе приходит конец – сдавайся, но постарайся побороться хотя бы минуту
Всю неделю Женька при приёмах пищи безжалостно обделял всех десятерых едоков за столом . Мне через силу приходилось поглощать всю пищу, которую Женька заботливо подкладывал в мою тарелку. Хорошо ещё, что ребята не возмущались – понимали важность поставленной передо мной задачи.
Наступил день спартакиады, начинавшийся со взвешивания борцов.Утром Женька привёл меня в спортзал для взвешивания, заставил выпить графин Воды. Увы! До нормы я не дотягивал. Женька вывел меня из спортзала и с настойчивостью иезуита протянул мне ещё один наполненный графин воды –
«Пей !» . « Женя! Я больше не могу! Я сейчас лопну!». «Пей! Я сказал! И невздумай поссать! Всё надо предъявить судейской коллегии!». В адовых муках я согромным трудом затолкал в себя второй графин. Женька за руку подвёл меня к весам – чуть-чуть, но веса не хватало. Тогда он куда-то на пару минут пропал, а появился с огромным амбарным замком в руках. Он засунул этот замок мне в плавки и бережно поставил меня на весы. Один из судей довольно кивнул головой.ВЕС ВЗЯТ!!! Я вешу, сколько надо. Из спортзала я еле плёлся. Меня мутило,тошнило, мочевой пузырь постоянно напоминал о себе. К концу занятий и началусоревнований я кое-как пришёл в норму и вышел на ковёр. Конечно, я два раза потерпел поражение, но без явного позора. Кое-что от Женькиных уроков у меня осталось. Так я занял третье место по вольной борьбе в тяжёлом весе по училищу.
Очередная вспышка высветила в моей памяти случай, произошедший в конце первого курса, когда мы были на штурманской практике на учебном
крейсере «Комсомолец». До конца практики оставались считанные дни, когданочью мне приснился страшный сон, что умер мой дед, Владимир Михайлович.Проснувшись, я вышел на бак перекурить. Курил и думал. В последнее время дед болел и случиться могло всё, что угодно. В те времена со связью было хреново: ни о каких мобильниках и слыхом не слыхивали (до их появления оставалось лет около двадцати пяти). Попроситься в увольнение, чтобы с почты позвонить домой было бессмысленно – никто бы меня не отпустил.Так, с застрявшей в голове мыслью о деде, жив или нет, через несколькодней я оказался в училище – практика закончилась. В училище мы прибыли глубокой ночью. С трудом я дождался времени, когда можно будет позвонить.Звоню. От плачущей бабушки узнаю, что деда вчера похоронили, что умер он в ту ночь и час, когда мне на крейсере приснился весь этот ужас. Бабушка просит меняприехать к ней хотя бы на пару часов, тем более,что ехать три остановки на троллейбусе, и сейчас у неё дома – мои родители и брат.Потрясённый полученными известиями, тем что мои предчувствия разрешились столь трагически и, хотя я был готов к чему-то подобному, я поплёлся командиру роты, чтобы отпроситься в увольнение.
Командир роты, всё тот же Броневицкий, был бонвиван и циник. В кабинете он находился один, насвистывая какую-то весёлую мелодию из оперетты.
Что это была за оперетта, не помню. Наш комроты кичился тем, что его брат Александр Броневицкий – муж Эдиты Пьехи, руководитель ансамбля «Дружба».Я с трепетом прервал исполнение опереточной арии и доложил вкратце о постигшем меня горе. Ответ явился для меня полной неожиданностью.
Оказывается, родной дед, - не является для меня близким родственником. Люди постоянно умирают и это нормально, рядовое явление, из-за которого беспокоить командира роты по меньшей мере безнравственно. Короче,- пошёл ты вон!
Я был раздавлен . Физическое моё состояние – разбитость.Напряжение последних дней вмиг улетучилось, я чувствовал себя разбитой посу-
диной, ничтожеством, не способным помочь самому себе. Не хотелось никого видеть .Решив уединиться, я поднялся по трапу к двери чердака, уселся на каменных ступенях, положив голову на колени. Сколько я так просидел – не знаю..Вдруг я почувствовал на плече чью-то руку. Рядом со мной на ступеньке сидел Женька. « Стасик! Что случилось? Почему грустишь?» - спросил он. Я поведал ему и о смерти деда и о результате посещения комроты… Женька был краток:« Не грусти, братан, пошёл Броневик на …! Скотина он после этого!». « Ты иди переодеваться в форму три и приходи сюда. Пять минут тебе на сборы!».
Через пять минут я вновь оказался на трапе около чердака Женька открыл здоровенным ключом чердачную дверь, мы вошли на чердак, через слу-
ховое окно выбрались на крышу, перешли по ней на крышу соседнего, гражданского дома, через слуховое окно залезли на соседний чердак, откуда попали в парадный подъезд гражданского дома. УРА! СВОБОДА! « Ну вот, а ты боялась, говорила, что кровь пойдёт! « - пошутил Женька.Спустившись по лестнице я оказался на Большом проспекте Василь-евского острова , страшно подумать, в самовольной отлучке. Нарушителем воинской дисциплины я себя почему-то не чувствовал. Наоборот была какая-то гордость, прорезавшееся чувство собственного достоинства, которое втечение предыдущего года выбивали из меня «броневики».В условленное время Женька ждал меня из самоволки. Вернулись мы никем незамеченные. Женька научил меня всем известным ему способам преодоления преград, стоявших на пути самовольщика. До момента окончания училища я ходил в самовольную отлучку не одну сотню раз и ни разу не попадался. Спасиботебе, Женька!

В середине второго курса вовсю шла сессия, время было напряжённое,не сдашь сессию – в отпуск не поедешь. Отпуск для курсанта – дело святое. Сижу
на самоподготовке. « зубаю « очередной предмет и вижу, что Женька с каким-тоделовым видом вышел из класса и удалился . Ну, думаю, не иначе, как что-то задумал. Через некоторое время Женька возвращается, и прямиком в кубрик.Я за ним. Смотрю – он собирает полотенце,туалетные принадлежности. « Женька,ты куда?». « Куда? В санчасть! Ты что, не знаешь, что Мама Лошадь заболела и
физику у нас будет принимать Жучка?».Мама Лошадь читала нам лекции по физике и вела практические
занятия. Всё у неё было по заранее утверждённому плану. Перед нами она вела занятия в параллельном классе, давая решать определённые задачи. Мы же,перед нашим занятием брали конспекты у соседей и на занятиях «решали» задачи весьма успешно, неизменно вызывая восторг преподавателя нашими знаниями.Все мы были отличниками, хотя на самом деле являлись, в лучшем случае, посредственностями. Жучка же славилась своей неприязнью к курсантам, ставила двойки массово и с видимым наслаждением. От старшекурсников мы слышали,что когда-то Жучкину дочь обманул какой-то курсант: обещал жениться и не женился. Подробности этой семейной драмы нас, естественно, не интересовали, но
версия была весьма правдоподобной. Вот пример, как один похотливый м- - -ак может изгадить жизнь последующим поколениям на годы вперёд.Узнав, что направление в санчасть Женьке дала отоларинголог, я прямиком отправился к ней, тем более, что на правой барабанной перепонке у меня был шрам и симптомы болезни уха были мне знакомы. Предварительно я натёрсолью подмышки, на случай замера температуры тела.Докторша, миловидная женщина лет сорока осмотрела меня и с улыбкой сказала, что я буду последним из класса, кому она даёт направление в стационар. Я рва-
нул в роту, взял учебник физики, туалетные принадлежности и вернувшись в сан-часть, занял в палате койку рядом с лежащим с учебником физики в руках Бабановым.Так мы с учебниками «пролечились» до экзамена. В день экзаменая позвонил дневальному по роте, чтобы узнать, как дела с физикой. « Первая пя-тёрка вышла: одна тройка и четыре двойки. Остальные разбежались. Жучка сидит одна в аудитории, а командир роты бегает по училищу, отлавливает ваших и за руку по одному приводит на экзамен» - услышал я в ответ.«Я примерно этого и ожидал – сказал Женька – завтра мы выписываемся и готовимся к следующему экзамену. Но мы остаёмся в «академии» не как двоечники, а как пропустившие экзамен по болезни, т.е. у нас сохраняется право на две недели отпуска, а не на одну». Надо заметить,что на курсантском языке «академик» - курсант, получивший двойку на экзамене, «академия» - время, предоставляемое вместо отпуска для подготовки к повторной сдаче экзамена.
«Академия» проходила на Большом проспекте, нашем объекте приборки.Зима была снежная, из приборщиков – одни «академики». В светлое время суток мы убирали снег, а вечером, если ещё оставались силы, учили предметы,по которым остались «должны». В заботах и хлопотах пролетела неделя, мы с Женькой,в числе других, успешно сдали физику начальнику кафедры Гольдбергу. Сразу же
после экзамена Женька направился к начальнику факультета капитану 1 ранга Кощееву Виктору Александровичу «решать вопрос» о нашем отпуске. Женька, постучавшись, смело вошёл в кабинет ( как же – он чувствовал за собой правду), а я, в отличие от него, как-то сомневался в правоте нашего дела. Стоя в коридоре,я прислушивался к происходящему в кабинете Кощеева. Сначала оттуда доносились спокойные фразы участников жизненно важного для нас диалога, затем уровень шума голосов начал нарастать, пока не перешёл в крик начфака. Я
подумал: «только бы Женька выдержал и не свалил раньше времени!». Все на факультете знали, что Кощеев, после того, как выкричится, становится милейшим дядькой и идёт навстречу пожеланиям и просьбам. Мне показалось,что крики и вопли длились бесконечно. Но, внезапно воцарилась тишина, из кабинета выскочил сияющий Женька и бросив мне на бегу : « идём в отпуск на две недели, обедать не будем, иди переодевайся, а я – за отпускными билетами. Скоро буду!».Вот так пытливый Женькин ум, суворовские быстрота, глазомер и натиск позволили нам и двоечниками не стать и полностью отгулять отпуск. Погуляли мы нормально, особенно «по кайфу» гулялось вторую неделю отпуска от сознания того, что все учатся, а мы ещё в отпуске.
Вспыхивает в сознании воспоминание того, как Женьку наказывали за солнечные процедуры. Училище наше располагалось на Васильевском острове
в Ленинграде. Система была такова, что живой природы нам совсем видеть неприходилось, за исключеним физзарядки, вечерней прогулки и приборки (для тех,кто был расписан по приборке на Большом проспекте) – если улицу можно охарактеризовать как природу. Самым любимым для нас было единение с приро-дой, когда мы брали шлюпку, на вёслах против течения Невы доходили до Петропавловской крепости, заходили в канал, на Петроградской стороне покупали в ларьке пиво в бутылках. Обогнув по каналу крепость, выходили в Неву и, попивая пиво по течению дрейфовали до самого училища. Был, правда ещё один способ единения с матушкой-природой – загар на крыше училища. Этим занимались энтузиасты в первые солнечные весенние денёчки. Их отлавливали на крышах и дежурные пожарники и дежурная служба. Пойманных, естественно, наказывали.
Первым в роте всегда страдал Женька - командир роты идёт вдоль строя,останав-ливается. « Курсант Бабанов! Выйти из строя!». Женька выходит. Комроты объявляет : «Месяц без берега!». « За что ? « - возмущается лишне – рожа у него была такая загорелая, будто он весь отпуск провёл где- нибудь в Сочи. У парня была особая пигментация кожи: погулял часик на солнце и без всякого покраснения проявляется брон-зовый загар. Вот за это его и наказывали. . . .
А вот после третьего курса ехали мы двумя взводами в поезде Ленинград-Мурманск на практику на Северный флот. Проснулись рано утром втроём Вовка Соколов, Женька и я в плацкартном вагоне, решили, пока все спят, позавтракать.Тем более, что поезд уже довольно долго стоял в чистом поле или в тундре,дьявол её разберёт, эту северную природу.Настроение у всех было самое замечательное, блаженное.
Соколов приготовил закуску, я распечатал припасённую бутылку водки,а Женька пошёл в туалет вымыть огурец. Вдруг на нас как чёрный ангел налетел наш новый командир роты капитан 3 ранга Зубарев Леонид Александрович. С утра у него, прямо скажем, что-то не заладилось с настроением: увидев откупоренную непочатую бутылку водки, он пришёл в неистовство, начал кричать на нас, материться, обещать кары небесные и дисциплинарные. Извергая проклятья он схватил бутылку и выбросил её в открытое в коридоре окно. Мы от такого коварства
ошалели. Виданное ли дело! Уже несколько минут в предвкушении поступления в организм алкоголя идёт усиленное слюноотделение, посещают различные приятные мысли, а тут – какое-то стихийное бедствие в образе комроты! Удовлетворённый нашим растерянным видом Зубарев удалился в свой купейный вагон.Мы с Соколовым сидели за столом и молча смотрели на стол со снедью.
« Ну,что пригорюнились? – возник в проходе Женька, - Почему к столу не приглашаете? Я огурчик вымыл!». Только мы собрались объясниться по поводу пропавшей бутылки, как Женька с довольным смешком извлёк из-за спины жестом фокусника откупоренную полную бутылку. « Неужели наша?» . « А чья же ещё?» отвечал Женька « тут водку не продают!». « Выхожу я с огурцом из туалета и вижу,что Зуб около вас танец с саблями исполняет, а потом, мерзавец, выбрасывает в окно бутылку водки! Меня чуть паралич не разбил! Зуб уходит, а я вижу в окно, чтобросок его достоин лучших игроков НБА: бутылка упала стоймя между шпалами в песок и, вроде бы , даже ничего не расплескалось»Тут поезд тронулся, мы сели за стол . Женьке пришлось наливать стакан с« горкой «, но об этом никто из нас не пожалел.
Вспомнился мне Женька в самом начале пятого курса, когда нам всем присвоили звание «мичман». Присвоили всем, кроме Женьки. В чём он провинился,вспомнить никак не могу. Однако, все мы были мичманами, а Женька ходил с погонами курсанта. Вот здесь и проявилось коварство нашего комроты Зубарева – он начал присваивать Бабанову звания постепенно, по старшинству: « старшина 2 статьи «,« старшина 1 статьи «, « главный старшина «, « мичман «. В те времена звания « главный корабельный старшина « не существовало, а у мичмана на погонах вместо двух
звёздочек была одна продольная широкая полоса. Коварство заключалось в том, что если бы Женьке сразу, как всем, присвоили «мичмана», он бы перешил лычку на погонах и дело с концом. Теперь же, с присвоением каждого нового звания, Женьке приходилось перешивать лычки на погонах на всех предметах формы одежды. Таких предметов было семь, на каждом – по 2 погона, итого 14 погонов. 14 погонов умножить на 4 воинских звания = 56 погонов, которые ему пришлось перешивать. После каждого очередного присвоения звания Зубарев объявлял Женьке смотр формы одежды, убеждаясь в том, что она соответствует званию. Затем присваивалось очередное звание,следовал очередной смотр и так до звания « мичман «. Месяца два по вечерам Женьку без иголки в руке никто не видел. Какой-то шутник подарил ему напёрсток, на время за ним закрепилось прозвище « наш бедный портняжка». Чем он так насолил Зубареву, вспомнить не могу. Видно, чем-то крепко зацепил…
После окончания училища попали мы с Женькой на Черноморский Флот, но не встречались около десяти лет ( он служил в Поти, я – в Севастополе). Встретились, когда Женька по здоровью был списан на берег и преподавал в учебном отряде. Радость
встречи быстро померкла: Женька был запланирован к переводу для дальнейшего прохождения службы на остров Русский, под Владивосток. Подобная перспектива радости принести не могла. Остров Русский, где находился учебный отряд, был на отшибе во Владивостоке, с жильём – проблемы. Мост на него строят только сейчас, к саммиту АТЭС, если я не перепутал аббревиатуру. Потом, где Севастополь, а где Владивосток? К тому-же Женька только- только получил квартиру. Больше всего его смущало, что сослуживцы тихо радовались его переводу и мысленно делили его квартиру – кому достанется. Женька был не в себе от перспективы тащиться с двумя детьми на край света, на остров, чтобы то ли продолжить, то ли начать службу у чёрта на куличках.
Я, как мог, успокоил Женьку, сказав, чтобы он особо не вибрировал,что попробую помочь его горю. Я к тому времени служил в штабе соединения кораблей и знаком был с серьёзными людьми. Честно скажу, помочь Женьке, к моему удивлению, оказалось делом не очень сложным очевидно потому, что окружали меня порядочные люди. Через несколько дней прилетает ко мне Женька и радостно докладываект:» Я остаюсь в Севастополе. Как ты это сделал?». Женька «накрыл поляну» к которой никто, кроме нас с ним не явился, но и вдвоём нам было не худо.
Женьки уже четыре года как нет, мне на кладбище прогулы ставят, но как вспомню, что смог уберечь друга от островной жизни, вижу смысл в прожитых годах.
Вспышки всё реже и бледнее. Вспоминается как Женька упал с третьего этажа, перелезая с соседского балкона на свой, как ходил с рукой на «вертолёте», ничем не ограничивая себя в передвижениях, даже жена искала его, не в состоянии поверить, что он мог выйти на улицу с рукой, подвешенной как стрела подъёмного крана.
Прошло, наверное, ещё более двух десятков лет, как мы не виделись с Женькой. Я жил и работал всё это время на «гражданке», уволившись с флота намного раньше положенного срока. Женька продолжал службу (послужил даже в Ливии), уволился в запас, остался жить и работать в Севастополе. Тут госпожа История легла на другой галс и Женька превратился в гарного украинского хлопца. Выдали хлопцу украинский паспорт, в котором он значился вместо Евгения Эвгеном. Тьфу … , прости меня, Господи! Работал пенсионер Эвген на двух работах со вставленным в сердце механическим клапаном, помогал жене и воспитывал внука. Обстановка вокруг и власть менялись. У внука в школе вовсю внедряли «украиньску мову», в которую тот не «врубался», Женьку выжили с одной из работ. Короче, старый моряк решил вернуться в российское гражданство, в родной Ленинград, ставший Санкт-Петербургом
Тем более, что здесь ещё жила его более чем восьмидесятилетняя мать. Женька втайне расчитывал,что мать пропишет его в своей двухкомнатной квартире, потому что продав квартиру в Севастополе, здесь он больше комнаты купить бы не смог.
Но Родина-мать оказалась злой и взбалмошной мачехой, не помнившей или не хотевшей помнить своего сына, положившего к её стопам жизнь, здоровье, лучшие годы. Женька приезжал в Санкт – Петербург три года подряд но российского гражданства получить не успел – умер бедняга. Единственное, что у него получилось – быть похороненным рядом с могилой отца.
Самое смешное в грустных похождениях за гражданством случилось в первый его приезд: « платите 70 долларов и сдавайте экзамен по русскому языку» - сказали ему. Женька удивился: « Я родился в Москве, жил в Москве и в Ленинграде, закончил суворовское и военно-морское училище, в вооружённых силах отслужил тридцать четыре года. Вы что думаете, что за это время я успел забыть родной язык?». Чиновники «рассматривали» неувязочку около месяца и решили ,что экзамен по языку Женьке можно не сдавать (эх, плакали баксы). Все действия властей были как в замедленном кино и сопровождались всё новыми требованиями. Когда я предложил Женьке сходить вместе с ним в миграционную службу, тот только руками замахал: тебя там только не хватало! Ты что, хочешь чтобы мы оказались в ментовке, а я стал хлопотать о гражданстве Зимбабве?
В последний раз мой друг приехал, выйдя перед этим из гражданства Украины, снявшись с пенсионного учёта со смешной пенсией. Женька был настроен закончить хлопоты по вступлению в российское гражданство, прописаться у матери. Увы, ни тому, ни другому осуществиться не было суждено. Много могу сказать и о Родине и о матери друга, но не буду: не суди, да не судим будешь. Женьку разбил инсульт. Умер он не приходя в сознание человеком без гражданства. Покоится мой друг на Охтинском кладбище рядом со своим отцом. Вот единственное, чем одарила его судьба.
 на диване.jpg
на диване.jpg (8.64 Кб) Просмотров: 8121
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 07 авг 2011, 15:39

Заранее прощу прощения у форумчан,что задержал этот материал всвязи с отъездом.Но от этого суть не меняется.Здесь Станислав Эдуардович порассуждал и оценил состояние современного ВМФ перспективы его развития.
Назовем так - Грустные мысли перед Днем ВМФ СССР



Осталось до очередного Дня Военно-Морского флота меньше недели.
Я, старая развалина, чту этот праздник следующим после нового года. О себе ничего ободряющего не припомню и не скажу. Да и что может ободрить, когда тебе вот-вот «стукнет» шестьдесят пять, когда тебя за предыдущий год дважды ковыряли хирурги, когда живёшь тем, чтобы не упустить удачу, чтобы не терять присутствие духа. Даже при этих скучных обстоятельствах, кажется мне, госпожа удача , если и отвернулась от меня, то как-то вполоборота, не совсем. Во всяком случае надежда ещё теплится во мне и не даёт окончательно разочароваться.
Поэтому, в День Военно-Морского флота я достану из шкафа старыйвоенно-морской флаг, накрою стол, положу перед собой заранее составлен-
ное из всех телевизионных каналов расписание, включающее относящиеся к флоту сюжеты в праздничный день ( чтобы создать иллюзию сопричаст-
ности). Вместе с двумя моими сыновьями, сидя под развёрнутым флагом, под пристальным контролем любимой жены начну глотательные операции. Слава богу, стакан в моей старческой руке ещё не проскальзывает.
Годами сложившаяся традиция с течением времени становится всё более бессмысленной. Того флота, на котором я имел честь служить,которым
гордилась страна, - нет! Был флот в шестьсот вымпелов, Союз в мире уважали, но в то время в стране не было Рублёвки, Теперь же появилась Рублёвка с проживающей в ней элитой, а флот исчез, вернее, был распродан, распилен.Куда же делись деньги за распроданные на металлолом корабли ?
Ведь нашим флотоводцам «западло» было утилизировать их на российских судоразделочных предприятиях – навару бы не было. Поэтому и толкали их
за зелёные американские рубли всем, кому ни попадя . Дотолкались! Наши теперь в элите и на Рублёвке! А флот? Что, разве можно назвать флотом пять посудин, оставшихся от флота на Чёрном море, самый новый из которых –крейсер «Москва» постройки 1982 года, а самый ходовой – бпк «Сметливый» постройки 1969 года. Слёзы наворачиваются на глаза. Ну,да ладно . . .
После отставки в 1985 году Главнокомандующего ВМФ адмирала флота Советского Союза Горшкова Сергея Георгиевича началась чехарда с
ГК: сейчас командует уже пятый, а лет прошло всего двадцать шесть ! Всякие куроедовы да говноклюевы привели флот к его нынешнему состоянию –
сделали невидимкой. Нынешний (фамилию даже упоминать не хочу) обещает к 2050 году построить флот! Каков мошенник!? Да к этому времени
ни его, ни нас не будет. Не хочу каркать, но и Россия вполне может накрыться медным тазом!
Сейчас же этот стратег рисует ближайшую перспективу: к 2020 году на Каспии появятся 16 (шестнадцать) новых боевых кораблей и поэтому«флотилия обеспечит безопасность хозяйственной деятельности отечественных компаний на Каспии сейчас и в будущем.» Привет!

Пока в Севастополе тихо умирают остатки некогда славного флота,найден новый театр военных действий – Каспийское море! А что? Фигня дело: за 10 лет построим (сумеем ли?) 16 посудин и будем «стричь бобосы»с наших олигархов. Братьям – хохлам и выгонять никого из Севастополя не
придётся – флота там уже не будет. А пока экипажи делят какие-то «четырёхсотые» деньги между собой и несут взятки наверх. Лучшего способа для
разложения моряков, как внести в их ряды денежные отношения, ни один враг придумать бы не смог.
Мичманов, наиболее опытных специалистов, упраздняют вообще не нужны они оказались флоту Теперь прослужившего не один год,а то и
десяток лет мичмана заменит кто? Мальчишка одногодок или первогодок, как его назвать, даже не знаю. Вот вам профессионализация, господа.
В канун дня ВМФ наши СМИ, радио и телевидение организуют тематические передачи, посвящённые флоту. Много нового я узнал из них:
и что койка на корабле называется шконкой, и что служат на нём солдаты,а не матросы, и что швартовные бочки и не бочки вовсе, а бакены! Вот! Слу-
шайте, смотрите, набирайтесь знаний о флоте. Что может быть позволено молоденькому журналисту, недостойно высоких чинов, претендующих на
управление флотом. Ведь то, что сделали с « Авророй «, кораблём №1 русского флота, подобно похабному анекдоту. Военно-морской экипаж расформировали,оставив командира и двух матросов, кроме них в состав экипажа входят несколько уборщиц и охранников. Нормальному человеку такое орг-штатное расписание и в страшном сне не привидится.
Я никак не могу понять, как этот «экипаж» будет в день ВМФ поднимать флаг. Флаг, гюйс, флаги расцвечивания, стеньговые флаги – минимум шесть человек, да ещё горнист, да дежурный по кораблю. Итак по минимуму,без командира, потребуется восемь человек. Придётся задействовать уборщиц и охранников. Дежурным по кораблю назначим самого солидного охранника или
самую хорошо сохранившуюся уборщицу. Чтобы не позориться, можно пригласить пацанов-нахимовцев из здания на набережной, правда, не уверен, получится ли. Ходят слухи, что суворовские и нахимовское училище скоро прекратят своё существование за ненадобностью, приём в училища на несколько лет прекращён. Не нужны военно-морские кадры стране, лишь недавно имевшей в составе флота тяжёлые авианесущие крейсера, а теперь за двацать лет построившей два-три сторожевых корабля, гордо обозвав их фрегатами да корветами.ВМФ принял « новый облик «. Тьфу! Прости, Господи!
C кончиной прежней страны завершилась эпоха принадлежавшего ейокеанского военно-морского флота, бывшего одним из элементов, вызывавших уважение к её величию . Я горжусь тем, что служил на этом флоте, что на мне и моих товарищах держалась его боевая мощь. Эпоха завершилась, стране со столицей на Рублёвке военно-морской флот оказался не нужен. Загубить его оказалось проще, чем построить новый. Теперь это задача невыполнимая в обозримом будущем. Никакими импортными закупками кораблей-доков её не решить
Да и зачем тратимся: плацдармы в Африке захватывать? Так не дадут же! Те же китайцы с индусами наваляют по первое число, а турки помогут – у них флоты посильнее будут. Бывший флот был построен на народные деньги, пропавшие(раскраденные) рублёвцами. Для нового флота денежек уже не найти – в новой стране везде проблемы: перечислять- не перечислить. Положение грустное – флот скончался. К финалу подходят и наши жизни, жизни людей моего поколения.
В канун дня флота я принял решение: начиная с этого года и до конца моих дней торжественно праздновать « ДЕНЬ ПАМЯТИ ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА».
-адмиралъ.jpg
-адмиралъ.jpg (98.83 Кб) Просмотров: 7974
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 23 окт 2011, 16:01

Не знаю,надо ли.Но все же сообщу,что известное питерское издательство А.Покровский и Братья пригласило Станислава Змачинского издаться в их книге под названием "Военная книга".Один экземпляр книги Станислав прислал мне и Кутьину.В дополнение хочу показать,как она выглядит.
Вложения
 оглавления.jpg
оглавления.jpg (277.98 Кб) Просмотров: 7990
 надпись.jpg
надпись.jpg (115.88 Кб) Просмотров: 7866
 -Военная книга-311стр..jpg
-Военная книга-311стр..jpg (483.69 Кб) Просмотров: 8505
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

След.

Вернуться в Наши рассказы и воспоминания

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron