С.Э.Змачинский

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 23 окт 2011, 16:18

М и с т и ф и к а ц и я .

В те далёкие времена, когда солнце светило ярче, чем теперь, когда любимое море было намного синее, а травка – зеленее, изумруднее сегодняш-
ней, мы служили молодыми лейтенантами и старшими, но тоже лейтенантами на крейсере « Жданов» в Севастополе.
Капитан-лейтенанты в то время были для нас старыми опытными мореманами, к которым мы относились с искренним почтением, а в нашей
среде царило равенство и братство. Корабельная служба отличалась тем, что поглощала человека целиком, без остатка. Находясь на корабле невозможно отгородиться от его жизни, бытия. Весь уклад подчинён выполнению общекорабельных задач, строгому распорядку дня. Отдых на корабле фиксация, за исключением, пожалуй, времени, отведённого на отдых, т.е. на сон,да и то, если ночью не запланировано никаких учений, тренировок и прочих издевательств над флотским организмом. По-настоящему отдохнуть можно только на берегу. На корабле, стоящем в базе, существует график схода на берег офицеров и мичманов. Имеешь право два дня сходить на берег, а день – « сидеть» на корабле. День « сидячки» иногда выдаётся таким, что потом и за два дня схода на берег не отдохнёшь. Но, не смотря на существование графика схода, этот самый вожделенный сход ещё надо было заслужить и получить «добро» на это «мероприятие» от непосредственного начальника. А получалось это не всегда. Начальник всегда может найти в деятельности подчинённого недостатки, какие-то незавершённые дела и запретить тому сход на берег. Так с нами случалось частенько.
График схода был составлен так, что по будням покинуть корабль можно было в семнадцать часов, а в субботу-воскресенье - в девять часов утра. Сход на берег по выходным ценился особо – времени на берегу провести можно было намного больше, да и из двух дней хотя бы один можно было спокойно сойти .
В выходной мы, два-три человека с утречка перебирались на Северную сторону ( в те годы уже было запрещено сходить с корабля в гражданской одежде) и ложились на курс к Учкуевке, самому большому Севастопольскому пляжу. Шли мы, естественно, в военно-морской форме с фуражками в руках и переглядывались с представительницами прекрасной половины человечества, оказывавшими нам знаки внимания. А что? Мы – не уроды какие-нибудь, женщины и девушки – тоже. Желания были у всех одинаковые – держись только! Ого-го! Но не догадывались прелестницы о нашем коварном плане, основанном на учёте этих самых желаний. Претворение в действительность плана считалось у нас изюминкой схода, своеобразным « гвоздём программы». Этот номер мы оставляли «на сладкое». Своеобразная мистификация была впереди. Для её осуществления ещё нужно было добраться до пляжа.
Поднимаясь по жаре в горку мы сначала заходили на местный рынок, где покупали различные фрукты-овощи и среди них – обязательно огурец внушительных размеров. Покинув рынок мы заходили по дороге к тёте Мане, хозяйке частного дома с небольшим виноградником, покупали у неё одну, а то и две трёхлитровых банки прекрасного сухого домашнего вина и продолжали свой путь к намеченной цели.Придя на пляж мы не спеша располагались неподалёку от пешеходной дорожки, расположенной метра на полтора выше нашего уровня расположения. Делалось это с тем, чтобы нас с дорожки было удобно обозревать. Свою форму одежды мы аккуратно складывали в прозрачный полиэтиленовый мешок, пусть видят - флот отдыхает! Накупавшись в море, мы ложились загорать, попивая вино и поедая дары природы, купленные на рынке. Вот тут-то и наступало время нашего «гвоздя программы», колоссальной, как нам казалось, мистификации.
Один из нас незаметно запихивал к себе в плавки купленный на рынке большущий огурец и ложился на спину загорать. Двое других, лёжа рядом, наблюдали за окружающей обстановкой, в основном, за поведением особей женского пола. Нас интересовало, видят ли они лежащего внизу мужика с огромной елдой , а если видят, то как реагируют на этого полового гиганта?
Время от времени проходящие мимо дамы иногда задерживали взгляд на сооружённом нами великолепии. Нам нужны были те из них,которые были бы поражены выдающимся экземпляром, раздавлены его видом .Рано или поздно таковые находились.
Вот остановились на дорожке две симпатичные подружки, лет двадцати пяти, Делают вид, что о чём-то оживлённо разговаривают, милые щебетуньи. «Разговаривают», а сами то и дело посматривают на «великолепие», заключённое в плавках нашего коллеги. Тут и мы, видя, что «клюёт», предупреждаем нашу приманку, лежащую с лицом, закрытым газетой, и готовимся к дальнейшим действиям. Теперь главное – не спугнуть милых дам!
Аккуратно и осторожно предлагаем девицам присоединиться к нашей компании. Они соглашаются и спускаются к нашему лежбищу
Ещё бы! Неприкрытый интерес к прикрытому мужскому чуду влечёт их поближе к «экспонату». Усаживаем девиц рядом с нашей «приманкой» и заво-
дим светскую беседу. Бедненькие! Отвечают невпопад, волнуются, взгляды их прикованы выдающейся деталью на теле нашего товарища. Побеседовав таким образом некоторое время, предлагаем девушкам выпить нашего вина. Они соглашаются. Разливаем. Толкаем третьего. Он убирает с лица газету, садится, берёт в руки стакан, произносит соответствующий тост, все дружно выпивают. Тут наш «половой спрут» изящным движением вынимает из плавок огурец и с хрустом впивается в него зубами, закусывая выпитое.
Возникает немая сцена, достойная «Ревизора». Милашки замерли с вытянутыми личиками. Какой облом! Крушение прекрасной ре-
альности, которая только что существовала и в мгновение ока превратилась в обыкновенный огурец, к тому же и надкушенный. Какие грёзы ими до этого овладевали, можно было только догадываться , т.к. в следующее мгновение нашему взору предстали их фигуры со стороны спины с мелькающими пятками, уносящими их от нас в далёкую даль. Мы же, захлёбываясь от смеха
катались по песку - мистификация удалась на славу!
С высоты прожитых лет приходят по этому поводу грустные мысли: нам, дуракам, было смешно и весело, а что чувствовали бедные женщины, каково им было оказаться в подобном дурацком положении? Восхититься и тут же жестоко разочароваться?
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 30 окт 2011, 10:29

Подтверждаю,что все изложенное ниже - не художественный вымысел,а чистая правда.=С. Яросевич =
Эпизоды из жизни предков.

Бытие в нашей стране – удивительная штука. При жизни двух, трёх поколений его облик изменяется если не до неузнаваемости, то, во всяком случае, значительно. Давно ли наши деды слышали выстрел «Авроры», воевали между собой в гражданскую войну, ,вместе с сыновьями сражались с фашистами, гибли в ГУЛАГе, отцы вместе с нами строили коммунизм, а мы – новую Россию?
Ответ на этот вопрос требует энциклопедических знаний во многих направлениях науки. Поскольку я, в силу (или слабость) своего военно-морского образования не могу похвастать столь широким кругозором, расскажу о нескольких эпизодах из жизни известных мне людей. Это отец моего друга Серёги – контр-адмирал Яросевич Виктор Феликсович, мой дед – генерал-майор Змачинский Владимир Михайлович и мой отец – полковник Змачинский Эдуард Владимирович. К моему сожалению, никого из них уже с нами нет.
С Сергеем Яросевичем я познакомился во время службы на крейсере управления «Жданов». Мы как-то быстро подружились ( жили в соседних каютах на броневой палубе).
Сергей был на год младше меня по выпуску из училища. Закончил он ВВМУРЭ им.Попова и служил в интеллектуальной БЧ-4. Что нас сблизило,точно сказать не могу. Говоря попросту, мы совпали. Совпали во многом, в отношении к службе, к жизни. С того времени прошло сорок лет, мы живём в тысячах километров друг от друга, в разных городах, а теперь – и странах, но, как говорится, старая дружба не ржавеет .
Я долго не знал, что мой друг Серёга –адмиральский сынок. Ничто в его поведении этого не выдавало. Лишь когда он рассказал мне историю, произошедшую с его отцом в конце мая 1937 года, я узнал, что тот – контр-адмирал запаса Яросевич Виктор Феликсович, бывший флагманский штурман ВМФ СССР.
Я вновь услышал об этом из уст самого Виктора Феликсовича через несколько лет, когда он вместе с женой переселился из Москвы в Севастополь. Адмирал рассказывал этот потрясший меня эпизод с лёгкой иронией, ёрничая. Но по всему чувствовалось, что произошедшее с ним в конце мая 1937 года оставило в его жизни глубокий неизгладимый след, скорее – уродливый шрам Адмирал, улыбаясь, говорил, что 1 июня – его второй день рожденья. Неизвестно, какой из двух -настоящий.
Виктор Феликсович был интеллигентным, воспитанным человеком,тонко чувствовавшим собеседника, с уважением относившимся к окружающим.Адмиралов, хоть чем-то похожих на него, мне за свою службу встречать не приходилось. . Лицо нашего флота почему-то отражают матерщинники и борцы со ржавчиной. Умные, интеллигентные адмиралы - редкость. Я счастлив, что судьба свела меня с одним из них, но горько сожалею, что он был единственным.
В 1937 году Виктор Феликсович командовал штурманской боевой частью на одном из миноносцев Черноморского флота в Севастополе. Помимо прямых служебных обязанностей он исполнял должность начальника секретной части, был руководителем группы политических занятий старшинского состава.
Вот его рассказ, каким я его запомнил. За фотографическую точность не ручаюсь, но факты, изложенные в нём – из его уст переданы точно, без моих добавлений.
-- В конце мая меня вызвал в каюту комиссар корабля и возбуждённо начал разговор, проходивший на повышенных тонах, иногда комиссар срывался накрик:
--- Вы, Яросевич, наконец-то проявили свою контрреволюционную сущность! Прокололись! Я давно наблюдаю за вами, но вчерашние политзанятия ярко показали, что вы ловко скрываете свою гнилую вражескую, подлую личину
---Я не понял, в чём вы меня обвиняете. Причём тут политзанятия?
---Ах, он не понял! Вы распространяли среди старшинского состава лживые сведения, порочащие товарища Гамарника!
---Ничего я не распространял. Я ответил на вопрос старшины 2 статьи,фамилию которого не запомнил – он переведён к нам с другого корабля и я его на политзанятиях видел впервые. Он спросил меня, как товарищ Гамарник руководит военно-морскими силами, будучи сухопутным армейским комиссаром 1 ранга? Я ответил ему, что товарищ Гамарник – первый заместитель наркома по военным и морским делам, а флотом руководит главком ВМС. Если т.Гамарнику надо принять решение по флоту, то у него для этого есть в Главном Штабе специалисты по надводным кораблям, подводным лодкам, морской авиации, по всем направлениям. Они вырабатывают необходимые решения, а товарищ Гамарник рассматривает их и утверждает верное, которое и принимается к исполнению.
---Правильно, вы ещё сказали, что у Гамарника – голова – не Дом Советов. По-вашему Гамарник – полный идиот, дурак! Сдайте ключи от се-
кретной части! Я отстраняю вас от должности! Покиньте корабль немедленно и постоянно находитесь дома!
Этот разговор ничего хорошего не предвещал. Впереди замаячил арестный дом со всеми вытекающими. Переубедить комиссара было нереально. Очевидно, новый старшина 2 статьи был комиссарским «засланным казачком» и вся провокация была продумана заранее.
Покинув комиссарскую каюту, я спустился в свою, перебрал книги, личные вещи, одежду в поисках чего-либо, чем могли бы заинтересоваться чекисты, но ничего подозрительного не найдя, закрыл двери и покинул корабль, отправив-
шись домой.
Жил я в доме, стоящем на горе прямо над Минной стенкой, к которой был пришвартован корабль. Из окна комнаты был виден причал, мой корабль,до которого по прямой было не более двухсот метров. Нарушив приказание комиссара, я быстренько смотался в городскую баню, помылся от души, вер-нувшись домой, переоделся во всё чистое. Когда теперь удастся помыться –ведь ночью за мной придут. Тогда «забирали» но ночам. Собрал «тревожный» чемодан и стал ждать казённых гостей. Время тянулось медленно. Всё валилось из рук. За что бы ни брался, мысли возвращапись к случившемуся со мной. В уме возникали картины будущего. Оно педставлялось незавидным. Арест, а там - или длительное заключение или расстрел. С такими обвинениями, которые выдвинул против меня комиссар, других вариантов не просматривалось.
Так промучился я до ночи. Ночью пытался заснуть, но сон не шёл. Окно было распахнуто, я прислушивался, когда во дворе зашумит двигатель «чёрного ворона», приехавшего за мной. Иногда проваливался в дрёму, тяжёлую и лип-кую. Ночь прошла в мучениях ожидания ареста. Забрезжило утро. Я провавлился в сон – забытьё. Приснился мне сон, в котором я был счастливым-счастливым. Открываю медленно глаза. В тишине комнаты бормочет репродуктор. Мне ка- жется, что я только-что слышал эту фамилию: «Гамарник». Думаю: «Ну, всё! Приплыли! Не забрали, так сам умом двинулся!». Поднимаюсь с койки, увеличиваю громкость висящего на стене репродуктора. Ставлю на плитку чайник, готовлюсь попить чаю, а сам непроизвольно прислушиваюсь к бормотанию издаваемому репродуктором. Начинаются «последние известия» Слышу; «Бывший член ЦК ВКП(б) Я.Б.Гамарник , запутавшись в своих связях с антисоветскими элеьентами и, видимо, боясь разоблачения, 31 мая покончил жизнь самоубий-
ством . . .»
С трудом понимаю смысл прозвучавшего по радио сообщения. Включив репродуктор на полную громкость ожидаю следующей передачи «последних известий». Они повторяются слово в слово с тем же сообщением о Гамарнике. Сегодня – 1 июня 1937 года. С трудом начиню понимать, что не будет ни ареста, ни трибунала, ни заключения, ни расстрела. Спасён! Сегодня я родился во второй раз! Ура! ! !
Через какое-то время раздаётся звонок в дверь.. Матрос- опоооповеститель доложил, что меня срочно вызывает на корабль комиссар. Идти не хочется,да и возникло какое-то мстительное чувство к комиссару: пусть теперь он пому-
чается. Мы, вроде как бы поменялись ролями. Выходит, что он защищал врага народа . Мы с оповестителем не спеша сели попить чаю с баранками ( в окно комнаты я видел, что комиссар ходит кругами по юту). Идти на корабль откровенно не хотелось, тем более видеть комиссара Усова. Всё имеет своё начало и свой конец. Закончилось и наше неспешное чаепитие. Я отправил матроса на корабль, приказав ему доложить комиссару о моём плохом самочувствии, а сам стал наблюдать в окно за обстановкой. Вижу, мой матрос поднимается по сходне на корабль, комиссар стремглав подбегает к нему и принимает доклад. Тут же он начинает топать ногами, размахивать руками, матрос разворачивается и бегом оставляет корабль. Через пять минут он вновь у меня и докладывает, что комиссар ПРОСИТ меня прибыть на корабль, как бы плохо я себя не чувствовал. Отпускаю
оповестителя, а сам не спеша готовлюсь к убытию на корабль.
Прихожу на корабль уже после поднятия флага. Комиссар на юте, как мне показалось, подобострастно трясет мою руку сразу своими обеими и приглашает в каюту. Приходим к нему, он закрывает дверь на ключ, опускается передо мной на колени, по щекам катятся слёзы: «Яросевич, миленький, не губи!». Он бормотал сбивчивые слова извинений, какие-то мольбы, даже бога помянул коммунист хренов.Я чувствовал себя омерзительно и с отвращением сказал Усову, чтобы он вернул мне ключи от секретной части, открыл дверь каюты торчащим из скважины ключом и вышел, ничего не сказав плачущему комиссару.
Всё то время, которое мы служили вместе, комиссар был исключительно вежлив со мной и подобострастен. Встретился я с ним случайно через несколько лет после войны в Москве. Подбегает ко мне толстый брюхатый подполковник в погонах с красными просветами, здоровается, пытается рассказать что-то про свой склад, на котором он служит, восхищается моим адмиральским званием. Я молча ушёл, не проронив ни слова. А что я мог ему сказать? Да и не хотелось. . .
Следующий эпизод, о котором я обещал рассказать, произошёл с моим дедом, Владимиром Михайловичем в том же проклятом 1937 году. Дед был слушателем военно- инженерной академии. В то время партийный билет было необходимо постоянно иметь при себе. У него с этой целью на внутренней стороне гимнастёрки был пришит матерчатый карманчик для партбилета, застёгивавшийся булавкой. Однажды, сидя на занятиях, дед каким-то шестым чувством почувствовал, что карманчик – пуст. Сунул руку под гимнастёрку, уколол палец о расстёгнутую булавку – партбилета на месте не было! В те времена за утерю партийного документа можно было пострадать, как говорится, не хило.Дед решил, что потерять его он мог только дома, т.к. гимнастёрка была подпоясана офицерским ремнём и выпавший документ никуда бы не делся, но, увы, его не было… Отпросившись с занятий дед помчался в общежитие, где и начал поиски.Перевернул вверх тормашками все вещи не один раз. Тщательность поисков можно сравнить только с их тщетностью . Прошло несколько часов, близилась ночь. Закончив безрезультатные поиски, дед, предвидя свою незавидную судьбу, решил, что пора
ложиться спать, стянул сапоги, расстегнул гимнастёрку и тут, о чудо!, из её левого рукава выпал партийный билет! С тех пор карманчик дед зашивал. Этот эпизод хотя и неприятен, но не так опасен как первый и выдержки требовал намного меньше.
Последнее, о чём хочется рассказать, это о том, как мой отец, Эдуард Владимирович, боролся за cвой партийный стаж.
В шестнадцать лет он добровольцем пошёл на фронт. Ускоренно закончил военно-инженерное училище и начал воевать командиром сапёрного взвода в Советской Армии. В 1943 году был направлен в спец.командировку в Войско Польское, в сформированную на нашей территории дивизию им. Тадеуша Костюшко. Отца переодели в польскую форму, отобрали все советские документы, в том числе и карточку для прохождения кандидатского стажа для вступления в ряды ВКП(б), выдав взамен польские.
Отец провоевал и прослужил в Войске Польском до 1954 года, болеедесяти лет. За это время из лейтенанта он стал майором, закончил польскую академию Генерального Штаба, одновременно преподавая в ней. Лично, своими руками обезвредил две тысячи мин. Воевал на польской территории с бандеровскими бандитами до 1947 года. Был членом Польской Объединённой Рабочей Партии – братской партии КПСС. Был контужен, награжден многими польскими и советскими орденами и медалями. После его возвращения в СССР и в ряды Советской Армии выяснилось, что он – не коммунист, т.к. у него в 1943 году был прерван кандидатский стаж и принимать его в КПСС можно будет только по его прохождении. Отец прошёл кандидатский стаж и через два года, в 1956 году его приняли в ряды КПСС. С потерей десяти лет стажа отец был не согласен до конца своих дней. Он писал письма с просьбой засчитать ему десять лет в партийный стаж в адрес каждого очередного съезда КПСС, но все ответы были только отри-
цательными.Особенно эта идея овладела им, когда ввели золотой знак «50 лет в КПСС» и наградили им Брежнева.
Лишь в 1990 году пришёл ему ответ от 28 съезда КПСС с согласием засчитать ему 10 лет в партийный стаж. Отец радовался как ребёнок, а мне было смешно и горько. « Чему ты радуешься? – говорил я ему – когда твоей партии было хорошо, ты ей был не нужен, а когда не сегодня-завтра она получит пинка под зад и исчезнет с политической арены, ты ей вдруг понадобился.Посмотри,Ельцин на этом съезде вышел из её состава».Через год КПСС не стало. Отца мне искренне жаль – вся его жизнь, подчинённая высшей цели, служению партии оказалась девальвированной. Остались одни воспоминания и славное прошлое.
Почему-то получается так, что когда я обращаюсь к прошлому, воспоминания получаются антисоветские. Анализировать этот феномен у меня желания нет. Думаю, что объясняется это просто: партия ставила перед собой грандиозные задачи, где счёт шёл на миллионы. В ходе войны загублены миллионы жизней соотечественников, репрессированы – миллионы, в её составе были миллионы членов. Судьба отдельного человека никого не интересовала, поэтому воспоминания о тех временах – антисоветские, да простит меня память предков!
5_4_2.jpg
Яросевич В.Ф -главный штурман ТОФ (1947 год)
5_4_2.jpg (16.82 Кб) Просмотров: 7901
 - дед.jpg
- дед.jpg (93.97 Кб) Просмотров: 7860
 - отец.jpg
Отец Змачинского
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 05 ноя 2011, 09:22

Еще ссылка на семейный фотоальбом В.Ф.Яросевича - http://www.shturman-tof.ru/History/Hist ... _5_4_2.htm

Википедия - http://ru.wikipedia.org/wiki/%DF%F0%EE% ... E%E2%E8%F7
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 07 ноя 2011, 12:30

Пьянству – бой!
В наши молодые годы, как и сейчас, когда нам пошёл седьмой десяток, велась непримиримая и непрерывная борьба с пьянством. Помню, что впервые цены на водку, коньяк и подобные божественные напитки повысили 1 июля 1970 года, т.к. это был день рождения моего отца. Батя, поверив циркулировавшим перед этой датой слухам , подтвердившимся полностью, купил на день рождения по ящику водки и коньяка, и только приговаривал: «Пейте, гости дорогие, пейте в последний раз по старой цене!». С тех славных пор каждая следующая власть в стране непримиримо боролась с пьянством. Методы и приёмы этой борьбы вспоминать бессмысленно – результат налицо. Многих выдающихся борцов с пьянством давно нет в живых, а оно – живее всех живых.
В то время я служил на одном из черноморских крейсеров командиром башни главного калибра и проживал в одной каюте с лейтенантом медицинской службы, одним из наших корабельных докторов, Жорой. Сказать, что Жора был непьющим – нельзя. За три года нашей совместной службы он выпил дважды. Каждый раз, выпив не более ста граммов водки или разведённого «шила» (так на флоте называют спирт), Жора на следующий день был неработоспособен, с койки не вставал, его мутило, тошнило, качало. Жизнь была ему не мила.
Я же, подлец, когда другу было плохо, разворачивал перед ним припасённый плакат, довольно распространённый в то время. На плакате был изображён мужик с ярко выраженным абстинентным синдромом на мужественном лице, с обращённой к зрителю огромной ладонью. Надпись внизу гласила: «ПЬЯНСТВУ – БОЙ». Задумываясь над смыслом плаката мне казалось, что следовало изобразить не открытую ладонь – признак непротивления злу, а кулак, да побольше, символизирующий угрозу противнику в предстоящем жестоком бою.Частенько перед предстоящими «гло-
тательными операциями» мы вспоминали о предстоящем тяжёлом бое с пьянством, в котором должны победить, но, к сожалению, победа не всегда оставалась за нами. Так случилось и в тот раз, когда я вернулся на корабль из очередного отпуска.
Прибыл я на корабль где-то около восемнадцати часов, когда офицеры сошли на берег. Каюта была закрыта на ключ, розыски моего друга Жоры результатов не принесли. В медицинской службе никто не знал, где его следует искать. Оставшиеся на корабле офицеры в один голос заявляли, что не видели Жору уже несколько дней. Обстановка была странной – не мог же Жора дезертировать! Ясность случайно внёс старшина 1 статьи, командир вахтенного поста на юте. Услышав, что я разыскиваю Жору, он рассказал, что на его прошлой вахте к трапу подошёл катер с команди-
ром бригады, тот приказал вызвать на ют дежурного врача, которым оказался Жора. Комбриг забрал его в катер и тот отчалил. Это было уже что-то, проливающее свет на непонятную обстановку. Получив эти сведения, я выяснил, что несколько дней тому назад в Чёрное море зашёл какой- то корабль ВМС США и эсминец нашей бригады по боевой тревоге был отправлен в море на слежение за супостатом. Случилось так, что на момент выхода в море на борту не оказалось начальника медицинской службы. Комбриг и посадил Жору вместо нег на миноносец, никому об этом не сказав. А что говорить? Он же – комбриг! Ещё я узнал, что американец убрался в Босфор и наш миноносец вот-вот ошвартуется на Минной стенке.
По закону я находился в отпуске до 24.00. Поэтому я решил встретить Жору на швартовке. С попутным барказом добрался до Минной, к которой в это время как раз швартовался эсминец, следивший за американцем. Первым по сходне на причал сбежал Жора.
Мы обнялись – как же! Месяц не виделись! Первое, что мне сказал друг:«Стас! Я выпить хочу!». «Жора! Да где же мы возьмём её, злодейку» - отвечаю. Времени – без пяти двенадцать! «А кабак?!» - с болью в голосе возмущённо воскликнул раздосадованный Жора. Тут я понял, что товарищу действительно надо. Перескакивая через ступени трапа мы помчались наверх, в город, в ресторан «Приморский».Ворвались мы в ресторан к шапочному разбору – фойе было заполнено расходящейся публикой, буфет – закрыт. Оставалась последняя надежда – знакомый швейцар, отставной мичман. На наше счастье смена была его. Беру швейцара за галстук и требую, чтобы он купил нам бутылку водки. «Заложив лапу за ухо», тот стремглав исчезает выполнять приказание. Появляется он через какое-то время с весьма удручённым видом и сообщает, что купить бутылку для нас он не может – буфет закрыт! Предлагает как выход из создавшейся ситуации приобрести бутылку у него,которую он купил для себя. Единственное неудобство – одну рюмочку из этой бутылки он уже выпил. Показывает нам бутылку водки, заткнутую носовым платком, из которой отпито, действительно, не больше рюмки. Берём, не торгуясь, по ночной цене.
Прибыв вовремя на корабль, начинаем готовиться к распитию спиртного. В процессе подготовки, о ужас!, я вижу, что в нашей бутылке плавает полно крошек. И тут меня осеняет: «Жора, воплю, сволочь-швейцар не отпивал рюмку,- он сливал в бутылку недопитое посетителями. Я это дерьмо пить не буду!!!». «Стасик, ну что ты так волнуешься? Зачем? Сейчас всё сделаем по уму.», произнеся эту фразу Жора покинул каюту.
Пока Жора отсутствовал, в каюту зашёл Валера, командир батареи из соседнего дивизиона . «Доброй ночи!»-поздоровался он-«Чем занимаетесь?». «Да,вот забульбенить собираемся, но пойло оригинальное попалось. Сейчас Жора его как-то исправлять будет» и рассказываю, что с нами произошло до этого, показываю бутылку с плавающими в ней крошками.. Валера как-то растерянно улыбается, собирается уйти, но не успевает В каюте появляется Жора с колбой и воронкой в руках, достаёт из нагрудного кармана кителя листы фильтровальной бумаги. Говорит Валерке: «Куда собрался? Сейчас водку пить будем!». Валерка слабо отнекивается, видно, что он – не в своей тарелке. Жора ловко процеживает водку из бутылки в колбу и с гордостью демонстрирует нам с Валеркой фильтровальную бумагу с крошками на ней. Он разливает всю бутылку по стаканам, произносит тост типа: «за нас с вами и за … с ними!», с наслаждением выпивает до дна, я следую его примеру. Валерка со стаканом в руке примеряется, на лице у него – отвращение и растерянность. Жора обращается к нему: «не тяни кота за хвост, пей , давно пораспатьложиться!». Комбат, решившись, опрокидывает стакан, его передёргивает дрожь и он уходит.
Просыпаюсь утром до подъёма – отпуск кончился, пора служить. Оказываю первую медицинскую помощь Жоре, даю ему таблетку аспирина – голова у него уже трещит. Бедняга! Проверяя действия личного состава по выполнению утреннего распорядка дня, иду по офицерскому коридору на броневой палубе и слышу подозрительно громкий шум льющейся воды. Ага! Это из каюты Валерки доносится шум водопада. Открываю дверь: из трубы магистрали, мимо заполненного бачка умывалька, в раковину хлещет вода, ну, а оттуда – на палубу каюты. Каюта затоплена на глу-
бину сантиметров в двадцать. Валерка дрыхнет праведным сном в койке. Встав на комингс, дотягиваюсь до крана, перекрываю воду, громко бужу Валерку, посоветовавему заниматься борьбой за живучесть и черпать воду. Перекрывая кран я понял причину потопа. Впечатлительному комбату было противно пить нашу с Жорой водку,но отказаться он не смог, а когда пришёл в каюту, то наступила естественная реакция и раковина заблокировалась. Утром включили воду на умывание и она , заполнив бачок, из-за непроходимой раковины затопила каюту. Но это – пустяки: час напряжённой работы, и каюта – сухая.
Этот бой с пьянством мы проиграли: один боец – тяжело поражён, другой –чуть меньше, затоплено корабельное помещение. Но поражений в этих тяжёлых боях было меньше, чем побед. Мы были молоды и здоровы, преодолевали все трудности на нашем пути, верно служили Родине, которой сейчас, к сожалению, нет.
 и Змачинский 1972.jpg
и Змачинский 1972.jpg (40.49 Кб) Просмотров: 7777
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 28 ноя 2011, 16:41

Г о с т и н е ц .

Севастополь, начало семидесятых прошлого века. Дежурю по крейсеру. Дежурство медленно-медленно, словно нехотя, приближается к своему концу. Оно отличается тем, что отбирает физические силы без остатка, бьёт по нервам хлёстко и больно. Сменившись с дежурства валишься в койку и спишь до утра, не просыпаясь. На следующий день до обеда ходишь как в дурмане. Но это происходит с теми, кто честно и добросовестно дежурит. Есть, конечно, и лодыри-профи, умеющие создать видимость активности на дежурстве, а самим не перетрудиться, но для этого нужно иметь многолетний опыт корабельной службы и гуттаперчивую совесть.
Был в жизни у меня один эпизод. В сутки, предшествующие стрельбе главным калибром, в которой участвовала и моя башня, меня, вопреки всем канонам, здравому смыслу, назначили дежурным по крейсеру. Готовиться к стрельбе я, естественно, не имел никакой возможности, только забегал в башню на пару минут убедиться, что там что-то делается. Спасибо моим родным матросикам – они все были на боевых постах и добросовестно готовились к стрельбе. Старпом в тот день, кажется совсем сошёл с ума: за пару часов до окончания моего дежурства отстранил меня от него, на флоте говорят – «снял», назначив меня на следующие сутки. Это было неслыханным издевательством, самодурством. Двое суток де-
журить по крейсеру, да ещё перед зачётной стрельбой, такого на всех флотах не было ни до, ни после моего «приключения», Правда, старпом около полуночи решил сменить меня с дежурства, но у него ничего не получилось- я отказался, заявив тому что-то вроде: «Ну уж нет! Вчера утром на трапе я встречал командира и начальника штаба дивизии, начальника политотдела. Встречу их и сегодня. Они спросят, неужели я дежурю по кораблю двое суток подряд? Я вынужден буду подтвердить их наблюдения. А что вы им будете докладывать о своей инициативе? А вдруг башня «завалит» стрельбу? Достою дежурство».
К счастью, башня отстрелялась успешно. На разборе стрельбы артиллерист-куратор из штаба флота доложил, что я перед стрельбой двое суток подряд дежурил по кораблю. Изумление собравшихся было велико. Командир дивизии сказал: «что вы делаете? Его после суток дежурства нельзя было допускать к жене, не то что, к стрельбе. У вас старпом, что, совсем рехнулся? Пусть сам по-пробует отдежурить двое суток подряд! После разбора старпому – ко мне в каюту!»
Вообще-то я хотел рассказать не о том. Прости, читатель! Итак, дежурство медленно-медленно, словно нехотя, приближается к своему концу.
Из подошедшего к кораблю баркаса на палубу поднимаются люди, среди которых вижу отпускника – командира батареи из соседнего дивизиона. Выражаю ему сочувствие по поводу окончания отпуска, а он, в ответ, говорит: «Жду тебя в каюте после смены с дежурства. Я привёз хороший гостинец с Украины».
«А сало есть?» - спрашиваю. «Есть, есть. И сало имеется!» - с гордостью отвечает он..
Сдав дежурство, спускаюсь вниз, на броневую палубу. В каюте, как говорится в одном замечательном фильме – народ для разврата собран, т. е. сидят такие же, как и я приглашённые на «гостинец». На столе – действительно сало, домашняя украинская колбаса, различная снедь. Тут хозяин спохватывается: « А хлеба-то нет!». Посылаем одного из нас за хлебом и в ожидании начала трапезы
начинается неспешная светская беседа. Хозяин достаёт из рундука полуторалитровую бутылку с самогоном. Эти бутылки тогда были большой редкостью, т.к. изготавливались из пластмассы, сегодня их полным-полно, и, если не ошибаюсь, называются они ПЭТбутылками. Проклятая бутылка привлекла всеобщее внимание. Неужели небьющаяся? Не может быть! В ходе завязавшейся дискуссии хозяин в доказательство того, что она – небьющаяся, выпустил её из рук и бутылка упала на палубу и о ужас! – лопнула, из неё потекла драгоценная жидкость, которую присутствовавшие вознамерились употребить вопреки уставу. Воцарилась звенящая тишина, все замерли, отдаленно напоминая какую-то застывшую картину, скорее лубок. Лишь наш доктор опрометью вылетел из каюты и вернулся, как нам показалось, моментально. В руках у него был толстый шприц, как в «Кавказской пленнице». Доктор быстренько собрал им разлившийся по палубе самогон в стеклянную банку. Кстати, потерялось совсем немного. Но вожделенный напиток приобрёл цвет растворившейся в нём краски, покрывавшей палубу. Наш милый доктор профильтровал жидкость через принесённую специальную бумагу, доведя её по цвету до тёмно-лукового. «Может быть кто-нибудь не хочет пить эту гадость?» - спросил он заинтересованно. В ответ в каюте установилась глубокая тишина. «Господа офицеры!» - произнёс доктор,-«Вообще-то следовало бы отстранить от участия в нашем мероприятии завязавшего столь неосторожную дискуссию о качестве товаров, выпускаемых нашей промышленностью, и осмелившегося на опасный эксперимент» Никого не отстранили, гостинец всем пришёлся по вкусу. Доктор, вспоминая этот эпизод, говорил: «Да-а-а, я никогда так быстро по кораблю не бегал . . «.
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 02 дек 2011, 09:17

Дорога домой . . .

Мой друг и однокашник по военно-морскому училищу, Сашка, c молодости обладал живым умом, как сейчас принято выражаться, мыслил нестандартно.Таким он остаётся и сейчас, когда мы оба находимся в почтенном возрасте. Особенностью было, что он всегда подходил к возникающим проблемам с неожиданной стороны, поэтому и действия его во многом были неожиданны для окру-
жающих.
Однажды в училище Сашка был в увольнении. В его кубрике все, кто оставался в училище, по отбою легли в койки отдыхать. Один его товарищ решил подшутить над Сашкой и, разобрав его койку, наживил её сетку на спинки с таким расчётом, что при малейшем прикосновении она рухнет, а сам предусмотри-
тельно удалился из кубрика. Сашка каким-то шестым чувством почувствовал подвох. Подойдя к койке он молча собрал её, разобрал постель, чем не мало разочаровал притворявшихся спящими в ожидании развязки «хохмы». Но всё ещё
было впереди. Сашка вновь появился в кубрике с ведром воды и безошибочно и безжалостно вылил его в постель «злоумышленника», который, зайдя через некоторое время в кубрик, улёгся в постель. В ту же секунду с воплями он вскочил на ноги и стремглав вылетел в коридор. Тут появился Сашка, скатал свой матрас, постелил его в койку «шутника», а его матрас – в свою. Залетевший с ведром воды в кубрик «злоумышленник» вылил его в Сашкину койку, не догадываясь, что выливает второе ведро в свой родной матрас. «Хватит баловаться, - тихим голосом сообщил Сашка, скатывая свой матрас с чужой койки, - спать пора! Забирай свою подстилку, дятел». Дикий хохот наблюдателей сопровождал его сло-
ва. Сашка убрал со своей койки чужой матрас, постелил свой и, поудобнее улёгшись в постели, заснул сном праведника. Таков он был всегда и во всём, не меняясь с годами.
Прошли годы. . . Сашка был уже «в рангах» и служил на Кавказе. Советский Союз ещё существовал Часто ему приходилось передвигаться по побережью, контролировать подчинённые ему части. Однажды случилось ему ехать на машине своего подчиненного – вольнонаёмного Шалвы. Шалва при подъезде к Гаграм начал беспокоиться, успеют ли они вернуться в часть засветло. «Ничего, Шалва, дорога домой всегда корче» - отвечал Сашка. Шалва не успокаивался: «Так, начальник, только в песнях поётся, да в сказках рассказывается …». «Ты что, Шалва, мне неверишь? Давай проверим! Остановись перед въездом в тоннель и включи счётчик километража. Замерим расстояние!». Так и сделали. При выезде из тоннеля счётчик показал 2300 метров.
Сделав все дела в Гаграх, двинулись в обратный путь, домой. При въезде в тоннель Шапва уже без напоминаний включил счётчик
Выехапи на белый свет – на Шалве лица нет. «Вчём дело?» - спрашивает Сашка. Шалва дрожащим голосом: «2100 метров. Наверное, счётчик сломался!».
-Да нет, Шалва, я же тебе говорил, что дорога домой всегда короче, а ты не веришь.
-Начальник, давай проверим ещё раз, наверное счётчик врёт.
-Давй, дорогой.
Шалва развернулся и снова проехали тоннель туда и обратно. Показания счётчика, хоть умри: 2300 метров в одну сторону и 2100 – в другую. Весь путь до дома Шалва напряжённо молчал, хмурился и тяжело вздыхал .По приезде он
спросил:
- Скажи, начальник, почему так: туда-2300, а обратно-2100? Колдовство, наверное? Да? Ну, скажи!
Сашка рассмеялся:
-Эх, Шалва, в школе нужно было прилежней учиться. Тоннель – прямой или кривой?
-Кривой!
-Правильнее будет – полукруглый, т.е. он представляет собой сегмент. Знаешь, что это такое? Ну, вот, и хоршо! Мы ехали в одну сторону по дуге большого круга – 2300 метров, а в другую – по дуге малого круга – 2100 метров. За два километра и набирается 200 метров.
- Спасибо, начальник! Спать буду спокойно! Теперь я всё понял! Всё-всё!
Долго ли, коротко, приходит к Сашке в кабинет Шалва с ящиком коньяка в руках: «Твоя доля. начальник!». На удивлённый Сашкин вопрос Шалва ответил: «Да я столько людей к этому тоннелю отвёз! И все мне проспорили!».
 дороге.jpg
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 02 дек 2011, 16:15

Д М Б «Ш Т У Р М А Н Ё Н К А».

Для непосвящённых поясняю: аббревиатура ДМБ означает демобилизацию, а штурманёнком на крейсерах в просторечии называли командира электро-навигационной группы, т.е. младшего штурмана, подчинённого командиру штурманской боевой части (БЧ-1).
Было это давным – давно на одном из черноморских крейсеров, базирущихся на Севастополь. Командиром электро- навигационной группы, «штурманёнком» служил на нём призванный из запаса лейтенант по фамилии Нетреба. В те времена существовал порядок, по которому выпускников ВУЗов, имеющих военные кафедры, получивших при выпуске воинское звание «лейтенант», призывали в Вооружённые Силы. В армии они служили два года, а на флоте – три.
Нетреба до призыва трудился штурманом в Черноморском Морском Пароходстве, так что специальность свою знал изрядно. С этой стороны к нему претензий не было. Было у Нетребы одно качество, омрачавшее его службу, бытие, отношение к нему командования – он был горьким пьяницей. Не запойным, но с берега всегда возвращавшимся в различных стадиях опьянения, да и сидя на корабле часто попадался то командиру, то старшему помощнику Однажды на выходе в море командир поймал его на вахте «подшофе». Пьянство было образом жизни штурманёнка. С чьей-то лёгкой руки его все на корабле называли не иначе как «Непотреба».
Командир крейсера страдал от пьянства Непотребы больше всех. Вести корабль, когда курс тебе прокладывает пьяный штурман – удовольствие не из приятных, да и совсем не удовольствие. Боролись с пьянством Непотребы и командир, и командир штурманской боевой части, и старший помощник. Тщетно!
Командир обивал пороги кадровиков: « Замените штурманца, Христа ради!». Те обещали сделать это, как только придут на флот молодые лейтенанты, тем более, что служить Непотребе до увольнения в запас оставалось всего несколько недель.
Наконец знаменательный день увольнения в запас штурманёнка наступил. Командир крейсера с нескрываемым наслаждением вручил ему документы и приказал дежурному по кораблю специальным рейсом баркаса отправить лейтенанта запаса Нетребу прямо на железнодорожный вокзал.Тот день для командира выдался напряжённым - назавтра крейсер должен был выйти в море под флагом командующего флотом с официальным визитом в Болгарию. Последний день подготовки к визиту был суматошным, но командир не мог отказать себе в удовольствии лично проводить с корабля Нетребу.
На следующий день утром приняли на борт командующего флотом со штабом, снялись с бочек и вышли в море. Заход в Варну был запланирован следующим утром. Вскоре после выхода из базы командующий спустился с ходового мостика вниз, а командир корабля остался для несения командирской ходовой вахты.
По корабельной трансляции прозвучала команда: «Чехлы снять!».Минут через пять после неё в небе послышался страшный рёв. Всем находившимся на верхней палубе показалось, что корабль штурмует вражеский самолёт. Но что это? Рёв штурмовика превратился в предсмертный рык какого-то гигантского зверя. Наконец, с небес посыпался град отборной флотской матерщины, исполняемый знакомым голосом командира крейсера.
Объяснялись эти акустические явления тем, что командир после команды «Чехлы снять!» с высоты мостика наблюдал за её выполнением. Видит: на катерную площадку прибыли команды плавсредств и начинают расчехлять два корабельных катера и два баркаса. Вдруг, по мере скатывания чехла с одного из них, в носовом отсеке открывается командирскому взору фигура . . . лейтенанта запаса Нетребы, Непотребы ,тьфу, как там этого гада зовут!
Шатаясь на полусогнутых ногах командир добрёл до штурманской рубки и прохрипел в лицо командиру БЧ-1: «Тебе, твоему уроду и старпому прибыть ко мне на ходовой с докладом» .В результате доклада выяснилось: после того, как Непотреба высадился у железнодорожного вокзала, он, естественно, решил отметить ДМБ тут-же, в привокзальном ресторане.. В процессе торжества он забыл, каков повод для пьянки. Забыл, что служба кончилась и, что он уже несколько часов – гражданский человек. На «авторулевом» он к положенному времени добрался к месту посадки в баркас и уснул на банке в его носовом отеке. У трапа крейсера, когда все прибывшие поднялись на корабль и баркасники убедились, что Нетреба не-
транспортабелен, подняли баркас грузовой стрелой вместе с бренным телом
щтурманёнкана борт крейсера.
Командир, накачанный успокоительным и корвалолом, резюмировал присутствующим командиру БЧ-1, старпому, собственно Нетребе, казалось,ещё кому-то нематериализованному, невидимо стоящему поодаль. Имейте ввиду, если кто-нибудь, кроме вас, увидит в любом месте на корабле эту личность до постановки на бочки через шесть дней в Севастополе, то, как минимум, предупреждение о неполном служебном соответствии каждому из вас обеспечено!
В каком узилище и в каких условиях содержался отставной штурманёнок, кто был его тюремщиком или их было несколько – никому неизвестно, но только в следующий раз его видели при посадке с юта в баркас в сопровождении старшего штурмана и мичмана, старшины команды рулевых. Командир корабля приказал сопровождающим довезти Нетребу до Симферополя, посадить его на поезд до Одессы. Им разрешалось покинуть перрон, когда последний вагон одесского поезда скроется за горизонтом.
Приказ они выполнили добросовестно – больше штурманёнка в Севастополе никто не видел …
 и славно погулял.jpg
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 12 дек 2011, 13:16

В чём разница?

Вспоминаю. Министр Обороны СССР Маршал Советского Союза ГречкоА.А вместе с Главнокомандующим ВМФ СССР Адмиралом Флота Совет-
ского Союза Горшковым С.Г. на юте ракетного крейсера «Грозный» встречаются с экипажем. Замполит подходит к Министру Обороны с книгой почётных посетителей в руках и предлагает ему сделать в ней запись. Гречко соглашается.,но похлопав себя по карманам, не находит ручки Он говорит замполиту: «У вас есть ручва?». Замполит протягивает Маршалу ручку. Гречко разглядывает её и гово-
рит: «Хорошая ручка, красивая». Замполит: «Хорошая, китайская!». Гречко возвращает ручку и говорит: «Китайской писать не буду.» «Боцман, дай ручку!» . Боцманом он называл Горшкова
Вспоминаю. Незабвенный Леонид Соболев говорил: «Русский матрос - всегда орлом :. в строю- орлом, в бою- орлом, на дучке- орлом». За точность не ручаюсь, но смысл – верный.
Читаю сегодня в Интернете. Министр Обороны А.Сердюков утвердил предложение Главнокомандующего ВМФ России адмирала В. Вы-
соцкого по установке на кораблях мебели и гальюнов британской фирмы STRONG BOX MARINE FURNITURE LTD. Продукция фирмы выбрана после
проведения втечение полугода опытной эксплуатации продукции фирмы на корвеете «Стерегущий».За экспериментом лично следил Главнокомандующий ВМФ,предложивший устанавливать на корабли российского ВМФ артустановки итальянского и французского производства.
В чём разница, дорогой читатель?
Цитата из Интернета;
. 29.11.2011 Министр обороны Анатолий Сердюков утвердил предложение Главнокомандующего ВМФ России адмирала Владимира Высоцкого по установке на перспективных боевых кораблях мебели и гальюнов британской фирмы Strong Box Marine Furniture LTD, стало известно Центральному Военно-Морскому Порталу.

Продукция английской фирмы выбрана после проведения в течение полугода опытной эксплуатации судовой металлической мебели на корвете "Стерегущий", на котором с этой целью переоборудовано две каюты. Результаты эксперимента, за проведением которого лично следил главком, признаны удовлетворительными, и санкт-петербургская фирма "Морские комплексные системы" - представитель Strong Box Marine Furniture LTD в России, выбрана единственным поставщиком мебели и оборудования на строящиеся корабли для ВМФ. Среди кораблей, на которых будет установлена продукция английской фирмы - фрегаты проекта 22350 "Адмирал Горшков", проекта 11356 "Адмирал Эссен", корветы проекта 20380/20385, МРК проекта 21631, МАК проекта 21630. Второй претендент на поставку мебели и сантехники для отечественных кораблей - группа компаний "Гесер и Арис", российский производитель корабельной мебели из г. Отрадное, из конкурса выбыл.

Из полученной редакцией Центрального Военно-Морского Портала копии "Решения "О комплексном переоборудовании жилых и служебных помещений проектируемых, строящихся, эксплуатируемых, ремонтирующихся и модернизируемых кораблей (судов) ВМФ с использованием современных отделочных материалов, комплектующего оборудования и металлической судовой мебели" невозможно сделать вывод о проведении открытого тендера среди организаций-производителей и поставщиков, а также об условиях конкурса. Текст решения утвержден Главнокомандующим ВМФ адмиралом В.Высоцким и первым заместителем министра обороны РФ А.Сухоруковым. Министр обороны Анатолий Сердюков утвердил документ в начале ноября.

В ООО "Морские комплексные системы" подтвердили редакции получение заказа на поставку комплектов мебели и санитарно-бытового оборудования в металлическом исполнении из Англии для установки на строящиеся для ВМФ корабли и выразили готовность выполнить все обязательства по заключенным контрактам.

Как сообщили опрошенные редакцией отечественные производители аналогичной продукции, решение руководства Министерства обороны и флота закупать мебель за рубежом вызывает удивление, так как возможности российских предприятий вполне позволяют изготавливать металлическую мебель и санитарно-техническое оборудование, не уступающее по своим свойствам зарубежному, по меньшей цене.

Напомним, ранее из уст главкома звучали предложения о замене на строящихся кораблях отечественных артиллерийских установок на импортные - итальянские или французские.


Разница, как мне кажется, в том, что :
1. Фигуры двух стариков и действующих сегодня двух фигурантов совсем не сравнимы ни по масштабу личности, ни по умственному развитию, ни по другим качествам :
- Гречко никогда бы не снизошёл до подписания директивы по корабельной мебели и по гальюнам – масштаб у него был покрупнее. Занимается сейчас этой «стратегической» проблемой настоящий мебельщик, занимается так, что ,«бортанув» отечественных производителей, выбирает англичан, чтобы «отпи-лить» малую толику фунтов стерлингов.
-Гречко никогда не пришло бы в голову закупать за границей гальюны, не говоря уже об артиллерии.
-Гречко после подписания Брежневым Хельсинкских соглашений и вывода , в связи сэтим, наших ракет СС-20, назвал последнего предателем. Вы можете представить себе нечто подобное со стороны Сердюкова?
-Можете ли Вы представить себе, чтобы Главком Горшков пол-года руководил ходовыми испытаниями гальюнов ? В его время комплекс испытаний ТАКР занимал меньше времени.
2. Во времена Гречко и Горшкова был флот, решавший стратегические задачи в мировом масштабе, сейчас временщики, уничтожившие тот флот, пытаются взамен создать свой, потешный. Умишком скудны, поэтому даже сортиры закупают у иностранцев.
3. Об изменении классификации корабельного состава, о закупке «Мистралей» я уже не пишу, т.к. это вопросы стратегические, мне недоступные в силу моей профессиональной подготовки, но с гальюнами я ещё разобраться могу.
Профессиональная подготовка нынешних МО и ГК ВМФ, я уверен, ничуть не выше моей. Грустно . . .
 и Гречко.jpg
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 30 янв 2012, 12:20

ЛЮБИТЕ БАРАБАН, ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ !

Фраза о любви к этому музыкальному инструменту звучала из уст генерала или адмирала, сейчас уже точно не помню, в одном старинном кинофильме. Он искренне верил в благотворное влияние барабанного боя, его положительное воздействие на состояние воинской дисциплины. Барабанный бой воспринимался им как божественная музыка. Подобные военачальники встречаются и в реальной жизни в наши дни.
Описываемые мною события произошли в далёкие от нас махровые со- ветские годы, когда мы жили в совершенно другой окружающей нас действительности. Это были времена, когда в нашей стране выпускались только две марки легковых автомобилей: «Волга» ГАЗ-21 и «Москвич-401», бывший копией немецкого автомобиля «Опель-олимпия», выпуск которой освоили, вывезя по репарациям оборудование из Германии. Существовавший порядок продажи автомобилей делал её весьма проблематичной для рядового советского человека. Цены автомобилей были такими, что на «Волгу» накопить было практически невозможно, она стоила 40 000 рублей при средней зарплате в Союзе около 150 рублей. «Москвич» стоил,примерно, в два раза дешевле, но накопить на него было делом долгим. Процессу покупки предшествовало длительное стояние
в очереди с ежегодной отметкой в магазине – не отметился – из очереди «вылетел». Выпускались в стране и мотоциклы. Немногим дешевле «Москвича» стоили мотоциклы с колясками «Урал» и «Ирбит», выпускались мотоциклы «Иж» с
коляской и без неё, маломощная модель по прозвищу «макака», мопеды – велосипеды с моторчиком, ну а мечтой мотоциклиста были чехословацкие «Явы» и «Чезеты». На широкую ногу жил советский народ!

Около КПП* , стоявшем на пути к причалам, где швартовались корабли, было место, напоминавшее современный паркинг. На «паркинге» моряки, слу-жащие на ошвартованных поблизости кораблях, оставляли под охраной наряда КПП свои«транспортныесредства», на которых добирались на службу. От жи- лошо городка до причалов было три километра пути. Основная масса военмо- ров преодолевала этот путь древнейшим способом, доступным человеку – пешком. И только наиболее продвинутые из них, как сейчас принято говорить, обзаводились различными транспортными средствами в зависимости от своего материального благополучия. Большинство использовало велосипеды, чуть меньшее количество эксплуатировало мопеды, человек пять-шесть ездили на мотоциклах . Только один старенький «москвичонок» украшал стоянку своим присутствием.
Однажды жарким летним утром командир дивизиона кораблей, пройдя через КПП на причал, почувствовал внутри какой-то еле ощутимый диском-
форт, что-то было не так! Он остановился, осмотрелся вокруг и увидел то, что вызвало в нём ощущение непорядка. На «паркинге» в тени дерева, привязанная к забору, мирно стояла лошадь, жуя что-то, доставая это « что-то» из закреплённой перед её мордой на заборе корзины. На крупе лошади вместо седла было
сооружено из старого ватника что-то наподобие сидения. Необычность уви- денного потребовала разъяснений. Мичман, дежурный по КПП, с серьёзным видом на фоне ироничной улыбки доложил: «Товарищ капитан-лейтенант! Это лошадь лейтенанта с МПК**-107. Он на ней из дома на корабль ездит, а потомдомой». «Во! Блин!» - Мрачная мысль медленно прошелестела в мозгу командира дивизиона – «Не дивизион противолодочных кораблей, а кавалерийский эскадрон какой-то, мать твою…»Мичман, пошлите на МПК-107 рассыльного, пусть немедленно вызовет ко мне этого наездника!
Вскоре перед комдивом предстал зелёный веснушчатый лейтенантик с инженерными эмблемами на хрустящих ещё погонах.
«Лейтенант! Это ваша кобыла?» грозно спросил комдив. «Это не кобыла, это – конь» - ничуть не смущаясь, браво ответил лейтенант. « Вы в своём уме?
Это не в цирке по арене на кобыле скакать!!! Вы же – флотский офицер!».«Да, я – флотский офицер .Другим флотским офицерам почему-то можно ездить на всяких велосипедах и мопедах, а мне на коне – нельзя? У меня нет денег на велосипед. Я скопил на коня, на нём и буду ездить!». «Ну, смотри, лейтенант ты так много не наслужишь!» - проревел разъярённый комдив. «А с чего ты решил, что я много служить собираюсь?» - скромно подумал лейтенант…
Комдив бесновался ещё какое-то время, обзывая лейтенанта всякими оригинальными эпитетами, на которые любой бы обиделся, но не на того напал.
Лейтенант молча слушал виртуозные обороты речи начальника и чему-то тихо улыбался, не отводя взгляда от своего коня, которого комдив перекрестил в кобылу.
Наконец, «беседа» закончилась. Комдив с чувством исполненного долга последовал в штаб, а лейтенант – на свой МПК-107. Лейтенант быстро стал местной знаменитостью. Ведь только он один передвигался на коне, гордо воссе-
дая на чём-то отдалённо напоминавшем седло, изготовленое из старой фуфай- ки, даже рукава от неё нашли своё место в этом странном сооружении. Лейтенант стал посмешищем для всей базы. Иначе как «Иванушка-дурачок» его не
называли. Он на прозвище не обижался, потихоньку выполнял на корабле свои служебные обязанности, ухаживал за конём и передвигался по территории базы лишь на нём.
Прошло какое-то время и тихая жизнь базы кораблей ОВРа*** внезапно была нарушена приездом трёх офицеров штаба флота из Севастополя, капитана 1 ранга, капитана 2 ранга и подполковника медицинской службы. Прибывшие проследовали в штаб бригады, туда же незамедлительно был доставлен и «Ива-
нушка-дурачок». Выяснилось что он написал ранее письмо самому Министру Обороны, которое дошло до адресата. Прибывшим было поручено разобраться в сложившихся обстоятельствах, чтобы Командующий Флотом мог ответить Министру.
Письмо было примерно такого содержания : «Товарищ Маршал Советского Союза! Я служу на флоте недавно, но успел убедиться в том, что уровень воинской дисциплины на кораблях крайне низок и не соответствует cуществующим требованиям. Для его повышения предлагаю Вашим приказом сформировать Школу Барабанщиков в сто штыков. Начальником школы назначить полковника. Полковником назначить меня, т.к. это моё предложение»..
Приехавшие из Севастополя штабные провели совещание с командованием бригады кораблей, побеседовали с лейтенантом, твёрдо стоявшим на своём, т.е. на необходимости организации Школы Барабанщиков. Штабные увезли автора неординарной идеи с собой.
Появился лейтенант вновь на корабле через пару месяцев, забрал из подсобного хозяйства коня , которого умудрился пристроить туда перед своим неожиданным отъездом. Всё продолжалось без видимых изменений. Лейтенант передвигался по базе на коне, окружающие относились к нему по-разному: кто жалостливо, кто с насмешкой, кто называл «отставного коня барабанщиком», начальство относилось к нему с опаской – что ещё выкинет в очередной раз? «Очередной раз» наступил быстро. Теперь уже комбрига вызвали в штаб флота,в Севастополь.
Возвратился комбриг в состоянии, близком к буйному помешательству. Он был полностью неадекватен: топал ногами, кричал не своим голосом, грозипся разогнать эту «вшивую кодлу», которая называется штабом бригады, размахивая при этом какой-то бумагой. Бумага оказалась копией второго письма на имя Министра Обороны от нашего лейтенанта. Она была прочитана: «Товарищ Маршал Советского Союза! Обстоятельства вынуждают обратиться меня к вам повторно. Я два месяца находился в психиатрическом отделении госпиталя, где меня проверяли, нормален ли я. Выйдя из госпиталя, я, к своему сожалению, убедился в том, что за время моего вынужденного отсутствия на флоте уровень воинской дисциплины катастрофически не снизился, а упал! Прошу Вас незамедлительно сформировать Школу Барабанщиков в двести штыков! Начальником школы назначить генерал-майора, т.е меня, т.к. это моё предложение. Моим заместителем назначить полковника. Полковником назначить майо-
ра медицинской службы Сивопупенко А.А.,моего лечащего врача в госпитале, который научно подтвердил, что я - нормальный человек!».
В итоге лейтенант был уволен в запас и счастлив этим. Все его начальники поимели кучу неприятностей – малоприятно обстоятельство, при котором на тебя обращает своё внимание сам Министр Обороны Советского Союза!
Моя повесть о человеческих судьбах в этой истории была бы незавершённой, если бы я не вспомнил о судьбе второстепенного персонажа моего повествования – безымянного коня. Насколько читатель помнит, конь был отдан
в подсобное хозяйство бригады на принудительные работы. В один недобрый час он тихо тянул телегу под управлением матросика- свинаря, собиравшего пищевые отходы на прокорм свинкам, по дороге, ведущей к базе.. Час оказался недобрым, потому что навстречу телеге по этой же дороге ехал на своём служебном УАЗе пьяный в лохмотья начальник ВАИ**** базы. Он преградил путь телеге,вывалился из автомобиля и начал требовать у ошалевшего матросика документы на транспортное средство и водительское удостоверение. Т.к. ошалевший вконец возница молчал, впав в ступор, пьяный начальник ВАИ начал управлять конём и загнал его по брюхо в придорожное болото. Конь стал
тонуть в болоте и погиб бы, если бы по случаю по дороге не проезжал трактор. с помощью которого спасли жизнь безвинного животного.
И лейтенант, и конь благоденствовали долго. Надеюсь, что судьбы моих героев сложились счастливо
[attachment=1
.jpg
.jpg (16.09 Кб) Просмотров: 7384
Вложения
uvmb15-5.jpg
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: С.Э.Змачинский

Сообщение admin » 05 фев 2012, 16:07

C Л У Ч А Й В К А Р А У Л Е .

Во время моей учёбы в славном ВВМУ .им .Фрунзе (1965 – 1970) нам, курсантам приходилось несладко. Загружены мы были, как говорится, «под завязку». Не место и не время сейчас подробно описывать все трудности, возникавшие перед нами, т.к. хочу описать один конкретный случай , характеризующий курсантов, как человеческих особей с особым восприятием окружающего мира. Система воспитания, отработанная веками, формировала особые характеры, своеобразие в подходе к решению возникающих проблем и умение не пасовать перед трудностями. Недаром «фрунзаки» на флоте считались наиболее подготовленными к корабельной службе, говорили, что «шкура»у них – дублёная.
В памяти сохранились некоторые особенности курсантской жизни. Так, в месяц курсант заступал в 5 -6 нарядов с отрывом от учёбы. Никого, кроме него самого не интересовало, когда и как он будет «закрывать» пропущенное. Появился «хвост»* - «дробь»** увольнению на берег, т. е. в город. Кроме очередных нарядов легче - лёгкого можно было получить наряд вне очереди, так что «мести ушами» было вредно для здоровья. Увольнение в город было постоянно под угрозой запрета. От недели до месяца «без берега» мы получали систематически по са
мым незначительным провинностям. .Самое смешное – немногие женатые курсанты имели право уволиться с ночёвкой не чаще одного раза в месяц, да и то в порядке поощрения…
До третьего курса включительно командирами отделений, заместителями командиров взводов (командиров взводов в природе не существовало), старшинами рот у нас были старшекурсники, которые и «сбивали с нас кислую шерсть».
На первом курсе ЗКВ*** у нас был курсант четвёртого курса старшина 1 статьи Захаров Анатолий Арсентьевич. Он был настоящим «дядькой» - многому учил, но и много требовал. До поступления в училище он отслужил три года срочной службы в ракетных войсках в Забайкалье, был женат, имел дочку которая на следующий год должна была пойти в школу. Разница в возрасте между нами была по тому времени огромная – семь лет. Запомнился мне эпизод, рассказанный им о временах его срочной службы.
« Стоял я зимой часовым. Ходил в тулупе с карабином с примкнутым штыком на плече между двумя заборами из колючей проволоки. Была глубокая ночь, морозило, шёл мелкий снежок, тишина.
Иду себе и иду. Вдруг, обуял меня какой-то прямо таки животный страх. Страх такой, что, чувствую, сейчас в штаны навалю! Резко оборачиваюсь и вижу: в шаге от меня, за спиной, стоит мужик в ГВФовской**** куртке, замахнувшийся на меня правой рукой с зажатым в ней здоровенным ножом. Не снимая карабин с плеча я воткнул ему в живот штык по самый дульный срез. Он завалился, а я вызвал разводящего, набежало начальство, мужика унесли. Меня сняли с поста, а потом и из караула». «Ты убил его?» - спрашиваю я. «Не знаю, не говорили, только через неделю мне дали десять суток отпуска.».
« Да-а-а,» - только и сказал я- «А почему вы, товарищ старшина 1 статьи рассказали мне это?». «Да так, ко времени вспомнилось. На следующей неделе поведу вас, салаг, в первый раз во внутрений караул».
Неделю мы после занятий зубрили Устав гарнизонной и караульной службы, инструкции. Проверять нашу подготовку собралась куча училищного начальства. Проверяющие были удовлетворены нашей подготовкой и взвод был допущен к несению службы во внутреннем карауле.
Раз в месяц, по графику ,мы во главе с начальником караула Захаровым несли службу в училище.
Обучение на первом курсе подходило к концу, стоял месяц май с белыми ночами. Мы вновь стояли в карауле и тут произошло ЧП*****! Проснувшись
ранним утром наш нач.кар Захаров с возмущением обнаружил, что спит не только отдыхающая смена, но и бодрствующая. В помещении не было ни одного бодрствующего караульного – все спали. Одни на топчанах, другие – за столом, уткнувшись в столешницу. « В ружьё!» - проревел он. Когда мы выполнили коман-ду, оказалось, что не хватает одного автомата!!! В шоке оказались все, включая и начальника караула. У каждого из нас в уме всплыла короткая строка из Устава: « виновные в нарушении требований караульной службы несут дисциплинарную или уголовную ответственность». Утрата оружия пахла отнюдь не дисциплинарной ответственностью. Особенно близко почувствовал запах тюрьмы тот из нас, кому «не хватило» оружия, чей автомат пропал. Захаров быстро нашёл причину его исчезновения – дверь в караульное помещение не была закрыта. Здоровенный засов был задвинут, но задвинут при неполностью закрытой двери, попав между створками. Последний входивший в караульное помещение был моментально определён. Караульное помещение оказалось открытым – заходи, кто угодно, уноси,что угодно, к тому же вся бодрствующая смена спит без задних ног!
Наш старшина вышел на крыльцо, осмотрелся и увидел в окне второго этажа дневального, разглядывавшего Минный двор. Училище наше имело систему закрытых дворов, не сообщавшихся с внешним миром . У каждого было своё название – Парадный, Минный, Спортивный, Гаражный, Хозяйственный …
Ты давно здесь стоишь? – крикнул он дневальному.
Всё дневальство – ответил тот.
Ты не видел, кто заходил в караулку?
Видел – «светофор». Он уходил от вас с автоматом в руках.
«Светофором» все называли начальника строевого отдела капитана 2 ранга Стре- лова. Своё прозвище среди курсантов он получил из-за странной физиологической аномалии на лице. Глаза у него были разного цвета. Один – карий, а дру-гой – голубой. Был Стрелов «ходячим уставом», безжалостным к курсантам, если дело касалось воинской дисциплины.
До подъёма оставалось около получаса.
« Иди в караулку, закройся и никого без меня не впускай и не выпускай!» -приказал мне ЗКВ, спускаясь с крыльца во двор. Минуты через три Толик появился в караулке, дыша как после забега на стометровку. « Стасик, пошли со мной! Автомат не бери!»,
Выйдя во двор он приказал мне взять из канавы, прорытой для укладки какого-то кабеля, лежавший там моток толстой ржавой проволоки и следовать за ним. Мы быстро переместились в Парадный двор, подбежав к одному из окон первого этажа. Окно, расположенное за решёткой, было раскрыто настежь. Был месяц май.
Размотав проволоку мы сделали на конце её что-то наподобие крюка. «Держи меня!» - приказал мне ЗКВ, встав на карниз, идущий между землёй и подоконником, и подтянувшись руками за решётку окна. Мы общими усилиями протолкнули распрямлённую проволоку в раскрытое окно и старшина стал вытягивать её наружу. На конце проволоки, на крюке, болтался автомат, зацепленный за ремень. Толик отдал мне его, приказав бежать в караульное помещение. Тут только я понял, что мы вытащили пропавший автомат из кабинета начальника строе-
вого отдела. Чтобы сделать это, нужно было в минимальное время, неизвестное нам, определить место его нахождения, знать, где находится нужный кабинет, сообразить, как вытащить автомат. Для меня, первокурсника, эта задача была фантастически трудной, невыполнимой. Я понял, что предшествующие события разввивались так: «Светофор», прибыв для проверки службы ещё до подъёма, начал
её с караула .Зайдя беспрепятственно в караульное помещение, где все спали, он забрал из пирамиды автомат и отнёс его в свой кабинет, поставив его около дверей, а сам двинулся дальше по училищу, рассчитывая завершить проверку караула после подъёма.
Так всё и произошло. Капитан 2 ранга был допущен в караульное помещение в строгом соответствии с требованиями инструкции. Он ворвался в караулку подобно штормовому порыву ветра и сразу же скомандовал караулу: «В ружьё!».Лицо его приняло форму сильно вытянутого овала, когда он увидел нас, стоящих каждого со своим автоматом на плече. Быстро придя в себя, он приказал нам достать военные билеты и раскрыть их на странице, где было записано личное оружие и его номер. Данные в военных билетах и на оружии совпадали! На лице «Светофора» из всех чувств читалось одно – недоумение. Дальнейшая проверка отрицательных результатов не выявила. Он долго беседовал с нашим старшиной
на крыльце и ушёл в глубокой растерянности.
Захаров построил нас и разъяснил, что в следующую пятницу некоторые из нас, а он, Захаров, точнее точного, могли бы услышать свои фамилии в приказе по училищу. А по пятницам зачитывали приказы об отчислении от училища. До конца первого курса никто из бодрствующей смены в увольнение не ходил…
Через год, когда мы закончили второй курс, а лейтенант Захаров А.А. – училище, он подошёл ко мне утром после выпускного вечера и спросил: «Как думаешь, с кем я вчера весь вечер пил водку?» «Со Стреловым!» - сразу угадал я. «Ты как всегда прав» - пошутил он. «Стрелов весь вечер за столом допытывася, где я взял дубликат ключа от его кабинета , кто мне его дал.». Ну. а ты? «А что я?». «Весь вечер прикидывался дурачком, будто в толк взять не могу. о чём речь»«Пусть сам думает. В конце концов, кто начальник строевого отдела он или я?»
* - академическая задолженность; ** - конец, запрет; *** - заместитель
командира взвода; **** - гражданский воздушный флот; ***** - чрезвычайное происшествие.
 1.jpg
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1525
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Пред.След.

Вернуться в Наши рассказы и воспоминания

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron