История или легенда Севастополя.

Морская травля

История или легенда Севастополя.

Сообщение Boris » 08 ноя 2009, 12:21

«Слава Севастополя+» № 73 от 23 апреля 2009 г.

"Севастополь — 44". Неизвестные страницы Великой Отечественной войны
Посвящается героической деятельности воинов Севастопольского гарнизона, сотрудников СМЕРШ Черноморского флота, уничтоживших замыслы Абвера по срыву Ялтинской конференции глав государств — союзников.

Несколько претензионный заголовок публикации авторы мотивируют тем, что значимость операции, о которой пойдет речь, выходит на информационный уровень проблемы, подобно той, что была взята в основу широко известного двухсерийного кинофильма "Тегеран — 43",—о подготовке спецслужбами фашистской Германии покушения на глав правительств Антигитлеровской коалиции: председателя Совета Народных Комиссаров СССР генералиссимуса Иосифа Сталина, президента США Теодора Рузвельта, премьер — министра Великобритании Уинстона Черчилля.
... Летом 1973 года офицерский состав формируемого экипажа авианесущего крейсера "Киев" прибыл из Севастополя в Николаев и разместился в 3 — м военном городке. Строительство и последующий ввод корабля в строй затянулись до апреля 1975 года, поэтому на ближайшие месяцы флотских офицеров задействовали на всевозможные мероприятия, напрямую не связанные с их будущими служебными обязанностями. Во время майских праздников 1974 года, посвященных Победе советского народа в Великой Отечественной войне, в числе приглашенных на корабль участников Великой Отечественной войны оказался ветеран Ковтун Василий Евтихьевич, который служил юнгой Черноморского флота и, начиная с июня 1944 года, находился в Севастополе. Он и рассказал эту удивительную историю командиру 1 — го ударного дивизиона авианесущего крейсера "Киев" капитан — лейтенанту Дядченко Александру Гаврииловичу, который в соавторстве с действительным членом Русского исторического общества капитаном 2 ранга запаса Борисом Витальевичем Никольским предлагает вниманию читателей эту публикацию.
Следует отметить, что ее авторы, проверяя на истинность малоизвестные факты и эпизоды, имеющие место в разрушенном Севастополе в октябре — ноябре 44 — го и долгие десятилетия бывшие в архивах под грифом "Секретно", использовали материалы архивов и редких фондов библиотек, консультировались с флагманскими флотскими специалистами самого высокого ранга. И тем не менее редакция оставляет за собой право считать данную публикацию версией со значительным перевесом в сторону исторической правды. Мы приглашаем читателей принять активное участие в плане дополнения и углубления затронутой темы, потому что полагаем, что она не оставит ни одного севастопольца равнодушным.

ОФИЦЕРСКИЙ "ТРЕУГОЛЬНИК СМЕРТИ"

...Поздняя осень 1944 года. Полгода как Севастополь освобожден от немецко — фашистских захватчиков. В.Е. Ковтун служил юнгой в роте обеспечения штаба тыла Черноморского флота и с сентября 1944 года был прикомандирован к комендатуре Севастопольского гарнизона. Продолжалась война, наши части, участвовавшие в освобождении Крыма и штурме Севастополя, в большинстве своем вошли в состав 4 — го Украинского фронта и вели бои в Румынии, затем в Болгарии.
Севастополь оставался на положении прифронтового города, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Части ПВО Черноморского флота отвечали за безопасность севастопольского неба; части тыла флота проводили большую работу по обеспечению боевой деятельности морской авиации, легких сил флота, Дунайской флотилии, бригад морской пехоты, а также готовили главную базу к приему кораблей эскадры, до той поры базирующихся в базах Кавказского побережья.
Севастополь той поры представлял собой страшную картину всеобщего разрушения. Жизнь теплилась в основном по окраинам, где до войны располагались домики частного сектора. В центральной части города люди жили в подвалах, в наскоро сколоченных финских домиках, землянках, обживались в основном сохранившиеся после бомбежек и арт — обстрелов нижние и подвальные этажи зданий. Многие так называемые развалки просуществовали в таком виде до середины 60 — х годов. На Центральном городском холме, к примеру, такая частично обжитая развалка просуществовала аж до 1965 года на месте нынешнего дома N 12 по улице Луначарского.
Сейчас нам уже сложно представить себе мертвый, полностью разрушенный город, без электрического освещения, без канализации, со стойким трупным запахом, идущим из развалок. Ежедневно на центральных улицах города работали батальоны матросов и солдат, расчищая завалы, приспосабливая трассы для проезда транспорта. Масштабы разрушений поражали даже видавших виды фронтовиков. В бухтах—затопленные корабли, торчащие со дна стрелы затонувших плавкранов, возле памятника Затопленным кораблям—обгоревший остов немецкого танкера; за Графской пристанью, на дне бухты—корпус крейсера "Червона Украина". Улицы были забиты немецкой техникой; кое — где оставались наши подбитые и не пригодные к восстановлению танки. Все деревья в городской черте выгорели. Из — за повсеместных разрушений улицы стали непроходимыми для транспорта и условно проходимыми для пешеходов. Вдоль развалок были проложены пешеходные тропинки. Большинство хотя бы частично сохранившихся стен пестрели надписями "Проверено, мин нет", а далее обязательно следовала фамилия старшего группы разминирования, обезличка здесь не допускалась.
Оконные проемы в редких уцелевших домах были "застеклены" стеклянными банками. На Северной стороне, в районах пригородных балок, люди селились в пещерах и старых склепах. По данным самых последних исследований, из 120 тысяч жителей довоенного Севастополя 35 тысяч погибли в ходе обороны города, около 30 тысяч были эвакуированы на Большую землю, 75 тысяч угнали в фашистскую неволю. В момент освобождения Севастополя в городе было не более четырех тысяч изможденных, измученных голодом и болезнями жителей—преимущественно стариков и детей. В первые послевоенные месяцы население города выросло до 12 — 15 тысяч человек, в основном за счет семей военнослужащих и служащих флота.
Воинские части, составившие изначально гарнизон Севастополя, располагались за официальной городской чертой—на Феоленте, на Мекензиевых горах, в окрестностях Балаклавы, на Северной стороне.
Отдельные районы города в те осенние месяцы 1944 года контролировались усиленными военными патрулями и военизированной милицией. Гарнизонный, или, правильнее сказать, караульный полк, расквартированный на своем старом штатном месте, на Северной стороне, охранял основные военные объекты гарнизона. Руководил этой сложной и, как выясняется, опасной деятельностью командир полка полковник Алексей Старушкин, сохраняя за собой должность коменданта гарнизона.
В эти месяцы мало находилось оптимистов, считавших, что город возможно восстановить. По воспоминаниям очевидцев и по официальным документам, к основательному восстановлению города приступили только после приезда Сталина в Севастополь и принятия перспективной программы воссоздания города. Но это произошло уже в 1947 — 1948 годах. Кстати, при приезде в Севастополь И.В. Сталин жил в скромном финском домике, построенном специально для него на площадке между улицами Луначарского и Суворова, на уровне нынешнего магазина "Фиолент". Домик этот сохранялся до конца 80 — х годов, пока кому — то из руководителей города он не помешал.
Не так давно в газете "Флаг Родины" была напечатана фотография, на которой запечатлены молодые люди, видимо, офицеры со своими женами и подругами, загорающие на развороченных взрывами плитах Приморского бульвара, в районе Биологической станции. Судя по всему, снимки были выполнены в летние месяцы 1944 года. Фотография эта, сделанная именно в этом месте и именно в это время, теперь вызывает у нас несколько своеобразные ассоциации.
Дело в том, что, по докладам командиров частей и служб, дислоцирующихся в Севастополе, в последние дни октября 1944 г. участились исчезновения офицеров. Они, посланные с какими — то заданиями либо находящиеся в Севастополе по личным делам, бесследно пропадали. В Севастополе с момента его освобождения процветал бандитизм. Причин тому было много. Во — первых—большой и совершенно разрушенный, по сути мертвый город, имеющий под собой многокилометровые, разветвленные, многоярусные подземные коммуникации; масса оружия, оставшегося после упорных и кровопролитных боев. Во — вторых, бандитов привлекали тыловые склады армии и флота, заполненные продовольствием и различным снаряжением, южный климат, без длительной холодной зимы. На фоне голода и разрухи военного времени все это активизировало уголовное отребье. Крымские органы милиции, Особый отдел флота и СМЕРШ корпуса со штабом в Симферополе уже в июне — июле 1944 года отмечали по всему Крыму повышенный всплеск деятельности уголовных элементов и всякого рода "последышей" длительной оккупации, по разным причинам "задержавшихся" в Крыму. В этой связи грабежи, насилия и убийства, в том числе и военнослужащих, были делом повседневным. Но в данном случае, по информации, собранной у коменданта города полковника Старушкина, таинственные исчезновения офицеров чаще происходили в треугольнике между Графской пристанью, городским базаром и Владимирским собором на Центральном холме.
Тем, кому сейчас за шестьдесят, отлично помнят, что представлял собой этот район Севастополя до 60 — х годов прошлого столетия. Даже при условии практически полнейшего разрушения города это был наиболее сохранившийся участок. Несколько старых двухэтажных домов стояло на набережной Корнилова. На пересечении набережной и улицы Маяковского чернела громадина бывшего здания ночлежки, на фундаменте которого в 1958 году был построен городской универмаг. От нынешнего магазина "Фокстрот" вдоль сквера, идущего к Центральному рынку, чернело глазницами окон длинное мрачное трехэтажное здание, практически не пострадавшее в ходе войны. Сразу же за наблюдательным постом спасательной станции, на месте нынешнего пляжа "Хрустальный", находились старые городские купальни, устроенные еще в 70 — е годы XIX столетия. Базарные павильоны, полуразрушенные, без крыш, уже тогда стали использоваться по своему прямому предназначению: молочный и мясной павильон выходили прямо на берег бухты. На фундаменте одного из них были построены павильон портового пункта и рыбный ресторан. До начала строительства универмага и драматического театра район этот пользовался в городе самой дурной репутацией. К этому располагали близость базара и нахождение в свое время образцово — показательной, но все — таки традиционной ночлежки.
В распоряжении коменданта гарнизона полковника Алексея Старушкина была комендантская рота, состоявшая из взвода патрулирования, обеспеченного мотоциклетной техникой, караульного взвода обеспечения и отделения дорожных регулировщиков. В основном эти подразделения по военному времени имели переменный состав и включали в себя ограниченно годных по состоянию здоровья, выписанных из лазаретов после ранений морских пехотинцев и моряков, имевших немалый боевой опыт.
По приказанию начальника гарнизона комендант и начальник городской милиции подготовили операцию по прочесыванию участка города от улицы Щербака до Графской пристани. К операции было привлечено более 400 человек с обеспечивающей техникой. Мероприятия эти проходили под контролем офицеров Особого отдела флота и представителей СМЕРШ армейского корпуса.
Как уже говорилось, наш "источник информации" был 17 — летним юнгой, служившим посыльным и почтальоном при гарнизонной комендатуре и, по специфике своих обязанностей находясь рядом с гарнизонным начальством, был в курсе всех текущих событий.
Прочесывание указанного района проводилось по схеме боевой операции; в ней участвовали офицеры СМЕРШ, роты караульного полка, наряды милиции со служебными собаками, т.е. все было организовано основательно. Группы поиска двигались одна навстречу другой. Обследованию подвергались все развалки, подвалы и подземелья. Группа, в которой находился наш юнга, вошла в подземные лабиринты, располагавшиеся под нынешним Институтом усовершенствования учителей (бывшее здание родильного дома), и продвигалась в сторону Института физических методов лечения (нынешний Дворец детского и юношеского творчества).
По сути дела, они вошли в потерны бывшего Николаевского форта. Все группы военнослужащих, участвовавшие в поиске, были хорошо вооружены, снабжены средствами связи и сигнализации; среди них были саперы и разведчики. В соответствии с инструкцией обследование проводилось исключительно тщательно. Приближаясь по подземелью на уровень Биологической станции (ныне Аквариум, Институт биологии южных морей), группа поиска, обследуя очередной бункер, обнаружила несколько мин — растяжек, а затем вышла к задраенной металлической двери. Об этом было доложено руководителю операции. Когда группа поиска, идущая со стороны Графской пристани, вышла примерно на тот же уровень и обнаружила несколько свежезамурованных ходов, ведущих под Биологическую станцию, было принято решение подтянуть дополнительные силы и средства, произвести разбор препятствий и продолжить обследование.
Металлическую дверь с кремальерами взорвали. Когда рассеялся дым после взрыва и наши поисковики вошли в очередную потерну, их там встретили слепящий луч прожектора и шквальный пулеметный огонь. Поскольку наши воины были готовы к нечто подобному, с их стороны в ход пошли огнеметы.
Напряженный бой продолжался более часа и завершился в верхнем ярусе подземелья, выходящем к бухте. С нашей стороны были большие потери. К сожалению, ни одного из диверсантов живьем взять не удалось...

А. ДЯДЧЕНКО, Б. НИКОЛЬСКИЙ.
Аватара пользователя
Boris
 
Сообщения: 431
Зарегистрирован: 08 фев 2009, 18:53

Re: История или легенда Севастополя.

Сообщение Boris » 08 ноя 2009, 12:24

Севастополь — 44" (Продолжение.)

МИНИ — КОПИЯ АТЛАНТИЧЕСКОЙ БАЗЫ ВЕРМАХТА

...Юнга Василий Ковтун непосредственно в этом бою не участвовал. Старшие товарищи, оценив сложность ситуации, оставили его обеспечивать их деятельность с тыла. Но именно тот факт, что юноша не был непосредственным участником этого боя и впоследствии не попал в списки смершевцев, а потому не подписывал письменных обязательств "о неразглашении", позволил юному участнику этой уникальной операции прожить долгую трудовую, сравнительно спокойную жизнь и поведать о ней в мае 1974 года.
После боя подземелье было блокировано комендантским взводом и военизированной милицией. Наш юнга участвовал в выносе тел своих сослуживцев, погибших в этой схватке, и разглядел место боя. Оказывается, здесь была глубокоэшелонированная, тщательно подготовленная диверсионная база. Под зданием Биологической станции располагались многоярусные подземелья. Непосредственно по периметру фундамента здания был бункер, облицованный гранитом и разделенный на несколько секций. Самая большая из них примыкала к выходу в бухту и представляла собой квадрат примерно 10 на 10 метров, в котором располагался четырехтрубный торпедный аппарат, выполненный в лодочном варианте, трубы которого имели выход в воду и были сориентированы прямо на вход в бухту. В следующем за отсеком торпедных аппаратов помещении располагались перегрузочные стеллажи с очередными снаряженными торпедами. В помещении слева от торпедного отсека была агрегатная с блоком аккумуляторов и мощным дизель — генератором, оборудованным на фундаменте из эластичных материалов, с отведением "выхлопа" в нижние ярусы подземелья. Этот дизель с аккумуляторами предназначался для боевого использования торпедного комплекса, давал электроэнергию для бытового обеспечения группы диверсантов. К дизельному отсеку примыкала радиорубка с мощной радиостанцией.
Жилой отсек представлял собой кубрик с трехъярусными подвесными койками. Кубрик и блок бытового обеспечения были рассчитаны примерно на 20 человек. С правой стороны от основного бункера, но ярусом ниже, располагались два глиссера, каждый из которых был рассчитан на шесть человек. Там же были уложены комплекты легководолазного снаряжения и две малогабаритные кислородные станции для их зарядки. Системой талей катера могли подниматься в шлюзовую камеру, заполняющуюся водой и имевшую выход в бухту. Катера имели карапасную палубу при высоте надводного борта не более 20 сантиметров. Судя по всему, это были маневренные корабли того же проекта, какие использовались немецкими морскими диверсантами на глубокозасекреченных морских базах в Атлантике и Антарктиде. (?)
Видимо, та информация, которой располагал Василий Ковтун, у него появилась после бесед с непосредственными участниками того необычного боя. И поскольку среди них были представители всех возможных морских специальностей, это позволило впоследствии Василию Ковтуну столь подробно и аргументированно описать все им уведенное и услышанное о подземном бункере. Из рассказа Василия Ковтуна следует, что у немецких диверсантов вышла из строя радиостанция и для того, чтобы иметь свежую информацию с фронтов и знать текущие события в мире, им ничего не оставалось, как периодически брать "языков", владеющих нужными сведениями, т.е. офицеров, и лучше—старших. Что они и делали и тем невольно стимулировали деятельность наших смершевских и комендантских структур.
...В Севастополе можно по пальцам пересчитать старинные здания и сооружения, сохранившие свой первозданный облик. Несмотря на многочисленные реконструкции и переделки, комплекс Биологической станции относится к этой категории. Если всерьез воспринимать теорию о том, что старые здания имеют свою особую энергетику, то энергетика этого здания не из лучших. Не станем поминать Булгакова с его "нехорошей квартирой", но вспомним академика С.А. Зернова, имя которого золотыми буквами высечено на памятной доске, расположенной над входом в Институт биологии южных морей. В годы своей бурной творческой молодости будущий выдающийся морской микробиолог активно сотрудничал с лево — эсеровским подпольем и в течение нескольких дней скрывал в подземельях Биостанции известного террориста Бориса Савинкова после его побега из военной тюрьмы. Как знать, быть может, это только крошечный штрих из истории загадочных подземелий...
Две трубы калибром 533 мм до ноябрьского шторма 2007 года были ясно видны в бетонном массиве, входящем в воду на уровне фундамента Аквариума. Во время шторма вода взломала бетон, и открылись громадные подземные полости, ведущие под здание в бункер, где и находились диверсанты и торпедные аппараты. Это хорошо видно на прилагаемой фотографии.
В семидесятые годы мы руками прощупали каждый квадратный дециметр подводной плиты, идущей вдоль нынешней набережной Приморского бульвара, но, видимо, из — за недостатка воображения предположили, что эти трубы во все времена обеспечивали водообмен в бассейнах Аквариума. Их калибр и тогда нас нисколько не смутил, ибо этот диаметр—533 мм—на протяжении последних 100 лет был излюбленным для наших отечественных трубопрокатчиков (так же, как и диаметр макарон 6,5 мм, о которых мы стали уже забывать) и соответствовал стандарту артиллерийских трубчатых порошин для орудий калибром 305 мм. Трубопрокатчики большинства атлантических государств были готовы перейти на изготовление торпедных аппаратов, так же, как и макаронные фабрики заранее готовились к производству стандартных трубчатых порошин.

Б. НИКОЛЬСКИЙ, А.
Аватара пользователя
Boris
 
Сообщения: 431
Зарегистрирован: 08 фев 2009, 18:53

Re: История или легенда Севастополя.

Сообщение Boris » 08 ноя 2009, 12:29

На сколько это правда или легенда, мы так скоро не узнаем.
Прошерстил множество документов, но ни чего правдивого не нашел.
Может кто где встречал информацию в инете или в литературе пожалуйсто поделитесь.
Аватара пользователя
Boris
 
Сообщения: 431
Зарегистрирован: 08 фев 2009, 18:53

Re: История или легенда Севастополя.

Сообщение Boris » 08 ноя 2009, 12:32

КРАХ АМБИЦИЙ КОРВЕТТЕН — КАПИТАНА ФОН ЦИРКЕ

Что касается технической реализации этого проекта диверсии, то один из лучших специалистов минно — торпедного оружия, бывший флагманский минер Средиземноморской эскадры ВМФ СССР контр — адмирал в отставке В.И. Кузьмин, проанализировав все исходные данные, подтверждает возможность боевого применения в конкретных условиях немецких электрических самонаводящихся торпед типа G7eS с акустической системой наведения АС "Крапивник — 2". Немцы шумы наших кораблей могли записать и классифицировать, а по ходу событий и "вычислить", на каком корабле могут быть главы правительств, пребывающие согласно протоколу на Ялтинскую конференцию. Поскольку АС "Крапивник — 2" предусматривал настройку на характерные частоты работы гребных винтов конкретного корабля, точность целеуказания гарантировалась до 99%, а дистанция стрельбы в пределах одной мили обеспечивала попадание торпеды уже через 2 — 3 минуты после пуска, что в совокупности почти 100 — процентно давало вероятность поражения намеченной цели.
Военному руководству Германии, кстати, было известно о том, что на осень 1944 года планируется встреча глав государств — союзников. Место возможной встречи тоже оговаривалось, и крымский вариант там был основным. Почему бы немцам и не предположить, что главы атлантических государств, США и Великобритании, воспользуются морским путем для прибытия на конференцию? Тем более, что первоначальным планом проведения конференции предусматривалось посещение Севастополя. Диверсантам была поставлена такая задача: атаковать отряд боевых кораблей с дистанции 1200 — 1500 м двумя четырехторпедными залпами торпед G7eS с целью уничтожения крейсера с главами государств — союзников на борту. В качестве резервной задачи предусматривалась атака линкора и крейсера в составе эскадры кораблей Черноморского флота, переход которых планировался на вторую половину ноября 1944 года. Выбор Крыма для проведения конференции столь высокого уровня был вполне обоснован. Те же немцы, войдя в Крым и захватив Севастополь в июле 1942 года, настраивали себя несколько иначе, чем на подавляющем большинстве оккупированных территорий. Крымские земли, по "задумке" бонз Третьего рейха, должны были стать не просто зоной оккупации, а элитной территорией Великой Германии. Гитлер особо выделял Крым, рассматривал бывшую "крымскую Готию" как один из центров исхода ариев. Именно в Крым были доставлены тибетские монахи для экспериментов по воспроизводству "людей новой расы из числа офицеров элитных подразделений вермахта, люфтваффе и кригс — маринэ". В соответствии с такой "долгоиграющей" установкой и действовали оккупационные власти, основательно располагаясь в Севастополе.
Кто сейчас знает о том, что верхняя автомобильная трасса, идущая от площади Суворова к железнодорожному вокзалу, была окончательно достроена и оборудована во время немецкой оккупации. Другое дело, что при ее строительстве погибли тысячи советских военнопленных. Даже давно ставший привычным и просто необходимым автомобильный мост над железнодорожными путями в районе вокзала был также построен при немцах, а до тех пор жители пользовались железнодорожным переездом в конце Южной бухты.
Так что призывая немцев стоять "на смерть" у стен Севастополя, агентство Геббельса сравнивало по значимости Севастопольский рубеж со Сталинградским. Гитлер очень болезненно отреагировал на потерю Крыма, и знаковое проведение конференции именно в Крыму было не случайной прихотью союзников. Оставляя Крым и покидая Севастополь, немцы все еще не теряли надежды переломить в свою пользу ход войны и при этом делали немалую ставку на физическое устранение глав государств — союзников. Комплекс мероприятий, проводившихся в этой связи структурами Абвера, впечатляет даже сейчас. Если в действительности имели место те усилия советской контрразведки в противоборстве с Абвером в Крыму, что демонтрируются в киносериале "СМЕРШ — 2" о подготовке спецслужбами фашистской Германии покушения на глав стран Антигитлеровской коалиции и нейтрализации этой попытки покушения силами СМЕРШ, то уже на многие события той поры следует взглянуть попристальней, т.е. с перенацелом на события в нашем родном городе. И в свете этого все, о чем поведал нам бывший юнга, вполне вписывается в канву трагических военных эпизодов поздней осени 1944 года. Два четырехторпедных залпа по кораблям Черноморской эскадры в любом из планирующихся вариантов вполне могли основательно нарушить планы по проведению Ялтинской конференции. Кстати, деятельность спецгруппы морской фронтовой разведки, входящей в морскую разведывательную вражескую абверкоманду, возглавлял бывший офицер Российского императорского флота, выпускник Минных офицерских классов, минный офицер 1 — го разряда, а в 1944 г.—офицер военного флота фашистской Германии корветтен — капитан фон Цирке. В рассматриваемый нами период штаб этой группы находился в Вене. То, что немцы оставляли после ухода обширную агентурную сеть, общеизвестно. Но факт создания мобильной группы морских диверсантов, получившей приказ выполнить специальное задание в освобожденном Севастополе, уже сам по себе уникален. Бывший флагманский связист Средиземноморской эскадры ВМФ СССР капитан 1 ранга в отставке В.И. Сушко в свою бытность курсантом учебного отряда связи Балтийского флота проходил курс обучения на трофейной немецкой аппаратуре связи, и он авторитетно подтверждает реальную возможность радиообмена севастопольской абвергруппы со своим штабом в Вене. То, что группа эта практически была обречена на смерть,—более чем очевидно. Кстати, подтверждением такой версии является и то, что ни один из диверсантов не сдался, все погибли при штурме. Но наличие скоростных катеров и комплекты снаряжения подводных пловцов, а также паника и неразбериха в бухте и городе, которые, безусловно, сопутствовали бы проведению диверсионной операции, оставляли определенный шанс на плановый отход группы после выполнения боевой задачи. Судя по документам, фотографиям, воспоминаниям, в Севастополе главы государств — союзников так и не побывали. Но члены советской делегации А.И. Микоян, адмирал флота Н.Г. Кузнецов в городе были, и это документально подтверждено. Посетили Севастополь дипломаты и военно — морские атташе Англии и США. Посему не исключено, что диверсионная группа, кроме основного—морского—террористического варианта, имела и резервные, сухопутные, и могла бы своими активными боевыми акциями создать известные проблемы союзу стран — победителей. Даже если отбросить сверхдерзкий план покушения на глав союзных государств, можно представить себе фатальные последствия даже одного четырехторпедного залпа по кораблям Черноморской эскадры, входящих в Севастопольскую бухту после перехода от берегов Кавказа 5 ноября 1944 года. Не дай Бог случись то, о чем мы сейчас ведем речь, как бы выглядела теперь грандиозная картина, украшающая по сей день стену фойе в кинотеатре "Победа",—"Севастопольцы встречают корабли Черноморской эскадры"? О невосполнимом моральном ущербе даже и говорить не стоит. Практически в центре города полгода после освобождения от захватчиков находилось, без преувеличения сказать, "осиное гнездо" прекрасно подготовленных матерых диверсантов, готовивших грандиозную по политическим последствиям акцию против боевого ядра Черноморского флота, в случае успешного завершения грозившую обернуться серьезными международными осложнениями, способными—как знать?—даже изменить ход войны, до конца которой оставался год. Однако героические действия воинов Севастопольского гарнизона, сотрудников СМЕРШ Черноморского флота сорвали замыслы фашистского руководства."
А. ДЯДЧЕНКО, капитан 1 ранга в отставке,
Б. НИКОЛЬСКИЙ, капитан 2 ранга запаса.
Аватара пользователя
Boris
 
Сообщения: 431
Зарегистрирован: 08 фев 2009, 18:53

Re: История или легенда Севастополя.

Сообщение admin » 09 ноя 2009, 10:45

Интересно,а где же фотографии?Хочу похвастать,что знаю Сушко Владимира Иосифовича- бывшего флагсвязиста 5 ОПЭСК,иногда его встречаю,он работает в музее "Панорама"на Историческом бульваре.Знаю и контр-адмирала Кузьмина,он был флагманским минером в нашей 150 ОБРК,капитаном 3 ранга,и его я звал тогда просто Кузя,а контр-адмирала он получил уже служа в украинких ВМС.
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1515
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: История или легенда Севастополя.

Сообщение admin » 10 ноя 2009, 16:14

Порылся в документах и свидетельствах.Ну,все как-то очень легковесно,без реальных свидетельств.Как бы это не было потугами нашей севастопольской газеты "Слава Севастополя" завлечь читателей на повышение тиража.Вот,что прочитал от скептиков:
Да уж,тут даже травку курить не надо,вообще такое впечатление,что городская газета всей редакцией переехала на Хутор Пятницкого(дурдом),и все эти откровения получает из соседней палаты по телепатическому сокровенному каналу связи...а может всё намного проще и таким нетрадиционным методом они(редакция) борятся с творческой импотенцией,это когда хочется, что бы как в некогда добрые старые времена главреда Иванова все жители славного города - героя взахлёб читали некогда интересную ,принципиальную и злободневную городскую газету,а на деле получается что была городская газета...была да и сплыла...а новое больше напоминает цветной нарядный листок туалетной бумаги из тщательно вылизанного вотерклозета власть придержащих чинуш.....только хочется,а не могется уже...и журналюги не те...да и читатель уже не тот....
Самое грустное здесь это то, что пройдёт 20-30 лет, и очередной академик околовсяческих наук(наверно внучок нынешнего академика Иванова),в очередном,12356 томе о сокровенных тайнах Севастополя,возьмёт и на полном серьёзе перепечатает весь этот бред ,и ссылочку не полениться дать на газетку,дескать-вот видите-об этом даже городская прэсса писала в своё время....
А что касается Никольского,то этот клоун ( тандемом работали-папа-сын) несколько лет назад написал не менее откровенную книгу про гибель линкора Новороссийск,причём ни одного документа из архива,а только одни лишь сплошные откровения по типу:кто-то кому-то где-то после очередного(или во время очередного)оргазма што-то сказал.....маразм........
всё таки хорошо бы было у аффторов справочку о душевном состоянии требовать...ну хоть для приличия что ли...

Действительно,меня лично сомнения берут...
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1515
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

Re: История или легенда Севастополя.

Сообщение Boris » 10 ноя 2009, 16:45

Сергей Викторович, я то же не очень то и поверил этой легенде и ли сказке.
Можно так назвать это повествование.
Слухи об этой операции СМЕРШа дошли бы и до наших дней.
Ведь не так много времени прошло, а так кто то видел , кто то слышал, кто то сказал.
Ну и т. д.
Сказки на ночь почитать невредно.
Аватара пользователя
Boris
 
Сообщения: 431
Зарегистрирован: 08 фев 2009, 18:53

Re: История или легенда Севастополя.

Сообщение Boris » 16 дек 2009, 15:16

Русские пушки на службе германского вермахта
------------------------------------------------------------------
Как орудия с линкора «Александр III» оказались на вражеской береговой батарее
2009-04-24 / Александр Широкорад - историк



Труды о Второй мировой войне начали публиковаться уже спустя несколько лет после ее окончания. И тем не менее в летописи глобального вооруженного противоборства 1939–1945 годов по-прежнему немало недостаточно изученных или мало известных широкой публике страниц. Хотя иные из них вполне могли бы послужить сюжетом для увлекательной повести или даже романа. В том числе тех, где главными героями будут… пушки.

НАЧНЕМ ИЗДАЛЕКА…

17 октября 1911 года в Николаеве были заложены три линейных корабля – «Императрица Мария», «Императрица Екатерина Великая» и «Император Александр III». Двенадцать 305-мм (12-дюймовых) орудий позволяли каждому из них в одиночку разгромить весь турецкий флот на Черном море.

Два дредноута из серии вошли в строй Черноморского флота в 1915 году, а последний – «Александр III» – 15 июня 1917 года. Судьба «систер шипов» «Александра III» оказалась печальной. «Императрица Мария» погибла 7 октября 1916-го в Северной бухте Севастополя от взрыва, произошедшего в результате то ли диверсии, то ли халатности личного состава. «Екатерина Великая», переименованная в революционном 1917-м в «Свободную Россию», летом 1918 года по приказу из Москвы была потоплена близ Новороссийска четырьмя торпедами, выпущенными эсминцем «Керчь».


Как орудия с линкора «Александр III» оказались на вражеской береговой батарее


Фюрер любил войну, однообразную вегетарианскую пищу и мультики Диснея
Позволю себе здесь небольшое отступление. В советское время считалось, что уничтожение «Свободной России» и ряда других кораблей Черноморского флота произошло исключительно по воле Ленина. Соответственно официальная историография превозносила очередное мудрое решение Ильича, а диссиденты считали сие действо предательством.

На самом деле 24 мая 1918-го, еще до того, как корабли ЧФ ушли из Севастополя в Новороссийск, начальник Морского генерального штаба Евгений Беренс представил председателю Совета народных комиссаров РСФСР Ленину доклад, в котором, в частности, подчеркивалось: «Германия желает во что бы то ни стало завладеть нашим флотом… Наши суда в Новороссийске попадут в руки даже не Украине, а Германии и Турции и создадут этим в будущем господство их на Черном море… Все эти условия показывают, что уничтожение судов в Новороссийске надо произвести теперь же, иначе они несомненно и наверное полностью или в части попадут в руки Германии и Турции».

На докладе Беренса Ленин написал: «Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно».

Однако вопрос о судьбе кораблей ЧФ решил все-таки не предсовнаркома, а матросский референдум, проведенный 16 июля в Новороссийске. Матросы на «Советской России» выступили за потопление, а на «Воле» (такое имя тогда носил «Александр III») – за возвращение в Севастополь. А там вернувшийся 19 июня в свою базу линкор был захвачен немцами. 1 октября они ввели дредноут в боевой состав своего флота под названием «Волга». Но служить под кайзеровским флагом кораблю пришлось чуть более месяца. В Германии грянула революция, и оккупанты двинулись «nach Vaterland».

Кстати, очевидец ухода немцев князь Владимир Оболенский писал, что германские войска утратили свою хваленую дисциплину и, вступив весной в Крым церемониальным маршем, уходили осенью, «лузгая семечки».

Но, как говорится, «свято место пусто не бывает», и еще через две недели (24–25 ноября 1918 года) в Севастополь нагрянула эскадра Антанты. Первым делом бравые союзники начали тащить из Севастополя то, что не сумели утащить тевтоны. Англичанам, например, приглянулся русский линкор, и они увели его в турецкий порт Измид, где поставили корабль рядом с его главным противником – германским линейным крейсером «Гебен».


Лишь в августе 1919-го по настоятельной просьбе главнокомандующего белогвардейскими Вооруженными силами Юга России Антона Деникина британцы привели русский дредноут в Севастополь, где он был переименован – в третий раз! – в «Генерала Алексеева».

Однако – вот беда: у белых было с избытком морских офицеров, но почти не имелось матросов, служивших в царском флоте. Последние носились на тачанках с батькой Махно по Северной Таврии или находились в командах красных речных канонерок и бронепоездов. Пришлось комплектовать экипажи армейскими офицерами, студентами и гимназистами. В результате отсутствия профессиональных кочегаров белые корабли, ходившие некогда со скоростью 20–30 узлов, давали 4–6 и лишь в исключительных случаях – 12.

На «Генерале Алексееве» могла использоваться только одна из четырех (носовая) орудийных башен главного калибра, да и то в основном она приводилась в действие вручную, поскольку электроприводы требовали грамотного обслуживания и профилактики. Используя эти три двенадцатидюймовки, линкор в августе 1920 года несколько раз лениво перестреливался со 152–203-мм батареями красных в районе Очакова.

ТОРГИ НА ЧУЖБИНЕ
В ноябре в 1920-го, когда красные ворвались в Крым, порты полуострова покинула целая армада: один дредноут, один старый линкор-додредноут, два крейсера, десять эсминцев, четыре подводные лодки, 12 тральщиков, 119 транспортов и вспомогательных судов. На них были вывезены свыше 145 тыс. человек (не считая экипажей кораблей и судов): 116 758 – военных и 28 935 – гражданских.

Сейчас об этом «великом исходе» чуть ли не ежемесячно появляются панегирики, снимаются документальные фильмы о «героях, не спустивших Андреевский флаг». Автор же хочет обратить внимание на один интересный факт – из всей ушедшей из Крыма армады до города Бизерта в Тунисе добралось всего 33 вымпела. А куда подевались остальные? Где-то застряли? Утонули? Увы, их попросту продали. Разумеется, с согласия господ адмиралов и генерала барона Петра Врангеля. Немного позже та же участь постигла и половину судов, пришедших в Бизерту. Торги затянулись до 1922 года.

Тут надо иметь в виду следующее обстоятельство. Только что закончилась Первая мировая война, и во всех военных флотах мира шла демобилизация. А потому французы, например, не знали, что делать с пятью новейшими линкорами типа «Нормандия» и в конце концов четыре из них отправили на лом. Поэтому никого не интересовали ни бывший «Александр III», ни русские эсминцы и подводные лодки, гнившие в Бизерте.

Зато из-за огромных потерь, нанесенных германскими субмаринами торговым флотам союзников, спрос на транспортные суда был крайне высок. Российские сухогрузы, танкеры, пассажирские пароходы, ледоколы, плавмастерские, буксиры шли буквально на ура.

В 1923 году правительство Польши предприняло ряд демаршей в Париже, желая получить несколько эсминцев и подводных лодок из состава Бизертской эскадры. Французское правительство решительно отказало Варшаве. Дело в том, что поляки потребовали отдать им корабли даром. Однако – безрезультатно.

Напротив, прибалтийские государства предложили хорошие деньги за боеприпасы к русским морским орудиям. Ибо в распоряжении вооруженных сил юных независимых республик, недавно являвшихся губерниями Российской империи, после ее краха оказалось большое количество береговых и корабельных пушек калибра 305, 130, 120 мм.

Русские эмигранты при содействии французов основали фирму по продаже морских боеприпасов – Sosiete anonyme exploitasion de minision («Анонимное общество эксплуатации запасов»), которую первоначально возглавлял генерал-лейтенант Михаил Занкевич, по совместительству – председатель Объединения лейб-гвардейского Павловского полка.

Позже фирмой руководил военный инженер Александр Клягин. Последний организовал себе превосходную «крышу» – сбор средств на устроение церкви Александра Невского в Бизерте. Только в декабре 1922-го – начале января 1923 года под присмотром Клягина с «Александра III» выгрузили 160 305-мм и 750 130-мм выстрелов. Все они были отправлены в Эстонию.

28 октября 1924 года Франция установила дипломатические отношения с СССР. Париж предложил Москве вернуть Бизертскую эскадру, считая, что это будет одним из аргументов для признания большевиками царских долгов.

А 29 декабря на французском судне «Удже» в Бизерту из Марселя прибыла советская комиссия по приемке русских кораблей. Комиссию возглавлял Евгений Беренс. Главным консультантом по судостроительной части был академик Алексей Крылов.

Самое интересное, что Евгений Беренс приехал в Бизерту принимать эскадру у… своего родного брата – контр-адмирала Михаила Беренса (его предшественник на посту командующего эскадрой вице-адмирал Кедров в начале 1921 года убыл по делам в Париж и больше в Бизерте не появился). Ситуация складывалась более чем щекотливая и для советской делегации, и для белых, и для французов. Последние порекомендовали Михаилу Беренсу куда-нибудь удалиться, и тот благоразумно съездил на недельку в город Тунис.

Советская делегация пришла к выводу, что какую-то ценность представлял лишь линкор. Ремонт же эсминцев и подводных лодок обошелся бы дороже постройки новых. Вдобавок выяснилось, что французы связывают возвращение кораблей с признанием царских долгов. В итоге 6 января 1925 года советские делегация покинула Бизерту, а вопрос о судьбе эскадры остался нерешенным.

ИЗ БИЗЕРТЫ – НА ГЕРНСИ

Русские корабли продолжали ржаветь в Бизерте. Лишь в начале 1930-х годов их стали потихоньку разбирать на лом прямо на стоянках. Вела работы все та же фирма Sosiete anonyme exploitasion de minision опять-таки под руководством Александра Клягина. Где-то в 1934–1935 годах с «Генерала Алексеева» сняли артиллерию. Орудия были складированы в арсенале Сиди-Абдалах.

А дальше началась совсем детективная история. С началом советско-финляндской войны французское правительство подарило финнам двенадцать 305-мм пушек с русского линкора (несколько таких же орудий на береговых установках достались Финляндии после обретения независимости от России). Их передача происходила в обстановке строжайшей секретности. На три торговых судна – «Джульетта», «Карл Эрик» и «Нина» – погрузили по четыре пушки. Они были уложены на самое дно трюмов, а сверху засыпаны пшеницей.

Первые два парохода дошли благополучно до финского порта Турку, а вот «Нину» 9 апреля 1940 года в норвежском порту Берген захватил немецкий десант.

Русские орудия были переданы фирме Круппа. Там для них создали новые снаряды и заряды. Максимальная дальность стрельбы из российской двенадцатидюймовки полубронебойным немецким снарядом массой 405 кг составляла 32 км. Легкий дальнобойный фугасный снаряд весил 250 кг и мог преодолеть расстояние в 51 км.

Пушки получили немецкое название 30,5 cm K.14(r). На заводе Круппа для них изготовили одноорудийные башенные установки типа С.40.

Решение о строительстве батареи с четырьмя пушками K.14(r) на Гернси – одном из принадлежащих Великобритании Нормандских островов близ северо-западного побережья оккупированной немцами Франции – было принято на совещании у Гитлера 18 октября 1940 года. Работы начались весной 1941-го. 29 ноября того же года все четыре пушки прибыли в порт Сент-Питер на Гернси. Об объеме же работ свидетельствует хотя бы тот факт, что немцы при возведении батареи использовали свыше 47 тыс. кубометров бетона. Сперва она получила название «Нина» (по имени захваченного в Норвегии судна), а потом – «Мирус» (в честь погибшего при авианалете капитана 1 ранга Рудольфа Мируса, который руководил строительством береговых батарей на Нормандских островах).

От ударов с воздуха «Мирус» защищали: батарея 7,5-см французских зенитных пушек и девять 2-см зенитных автоматов, в том числе четыре Flak 38 в бетонных блоках и пять Flak 29 («Эрликон») на тумбовых морских установках. Противодесантную оборону первоначально обеспечивали три французские полевые 7,5-см пушки F.K.231(f). В мае 1944 года их заменили на 7,62-см F.K.39(r) – советские Ф-22 УСВ.

Управление огнем батареи осуществлялось с помощью 10-метрового дальномера и РЛС типа «Вюрцбург». Радар «Вюрцбург Райз», введенный в строй в апреле 1944 года, был способен обнаруживать и сопровождать корабли на дальности до 65 км. Информация отображалась на экранах четырех электронно-лучевых трубок. Расчет РЛС составлял 18 человек.

Применение радара для управления стрельбой имело и свои минусы. Так, например, перед рассветом 2 ноября 1943 года станция «Вюрцбург Райз» на Гернси засекла крупную цель. «Мирус» и еще восемь береговых батарей открыли огонь по объекту, медленно приближавшемуся с северо-запада к Гернси. Всего было сделано 529 выстрелов. Однако противник оставался неуязвим. Наконец, когда цель оказалась на расстоянии 7 км от Гернси, немцы осветили ее прожекторами и увидели… лопнувший британский аэростат заграждения, плававший в море и связанный тросом со вторым баллоном, парившим в пятистах метрах над ним.

Имело место ЧП и с 305-миллиметровками. В 2 часа ночи 8 июня 1943 года РЛС «Мирус» обнаружила корабли противника. Батарея немедленно открыла огонь. Но после двух выстрелов на люльке орудия № 4 были сломаны цапфенные кольца, на третьем выстреле то же произошло и с орудием № 3. Одновременно на орудии № 1 вышли из строя противооткатные устройства. Стрельба велась 250-килограммовыми фугасными снарядами при заряде 71 кг пороха и угле возвышения 31 градус.

Инженеры фирмы Круппа срочно вылетели на Гернси, и через короткое время все четыре пушки находились в полной боевой готовности. Однако на всякий случай немцы уменьшили заряды, так что дальность стрельбы 250-килограммовым снарядом сократилась до 38 км, а 405-килограммовым снарядом – до 28 км.

ПОД ЗАЩИТОЙ «МИРУСА»

Германские береговые батареи на Нормандских островах перекрывали своим огнем почти половину пролива Ла-Манш и обеспечивали оборону 110-километровой полосы побережья департамента Манш. «Мирус» сильно мешал судоходству союзников, что особенно сказалось после высадки их войск в Нормандии в июне 1944 года.

В сентябре 1944-го пушки «Мируса» обстреляли два американских крейсера типа «Монтпелье» (водоизмещение 10 тыс. тонн, 12 152-мм орудий). Один их них получил повреждения, потерял ход и ушел лишь с помощью своего напарника.

Союзники боялись даже приближаться к Нормандским островам, о которых в британских штабах ходили страшные легенды. Немцы хорошо замаскировали «Мирус», и англичане не знали о существовании 305-мм батареи на Гернси, зато были в полной уверенности, что на острове Олдерней находится некая 406-мм батарея. В действительности на Олдернее насчитывалось 11 орудий калибра 15–17 см, входивших в состав трех батарей. 12 августа 1944 года британский линкор «Родней» принялся бить по острову с предельной дальности из своих девяти 406-мм пушек, но особых повреждений германские батареи не получили. Зато сам «Родней» попал под огонь «Мируса».

Любопытно, что немцы использовали русские 305-мм орудия и для стрельбы по самолетам противника, летевшим на больших расстояниях. Определяя точную дистанцию до цели и направление на нее с помощью РЛС, германские артиллеристы вычисляли все необходимые данные для постановки в воздухе зоны заградительного огня пятью последовательными выстрелами двенадцатидюймовыми фугасными снарядами с дистанционными взрывателями. Разрывы этих снарядов образовывали в воздухе куб со стороной 500 м – один разрыв в центре и четыре по вершинам куба по диагоналям. Такой способ стрельбы назывался «мешок». С его помощью был сбит по крайней мере один английский самолет. О психологическом воздействии на летчиков подобных «мешков» говорить не приходится.

Под защитой «Мируса» германский гарнизон на Нормандских островах настолько обнаглел, что 9 марта 1945 года высадил небольшой десант на французское побережье. Союзники в панике бежали, а немцы захватили порт Гранвилл, взорвали там все основные сооружения и даже увели оттуда английское торговое судно, груженное углем.

Следующая такая операция была запланирована на 8 мая 1945 года, но ее проведению помешал приказ преемника Гитлера на посту рейхсканцлера адмирала Деница о капитуляции…

Между прочим, официальные военно-морские историки Великобритании и США не любят вспоминать о «Мирусе». Что неудивительно. Нельзя же говорить о том, как два сильнейших в мире флота спасовали перед одной батареей.


Разместить в LiveJournalПосле войны законодательное собрание Нормандских островов решило снести «Мирус», так как существование батареи нарушало права частных владельцев. Разделка пушек на металл началась 23 июня 1947 года. Однако аборигенам оказалось не под силу уничтожение бетонных сооружений
Аватара пользователя
Boris
 
Сообщения: 431
Зарегистрирован: 08 фев 2009, 18:53

Re: История или легенда Севастополя.

Сообщение Boris » 16 дек 2009, 15:24

Одно из орудий линкора Александр3 . Установка на боевую позицию.
Вложения
b42872322a154e905a34adde672[1].jpg
b42872322a154e905a34adde672[1].jpg (32.75 Кб) Просмотров: 14087
Аватара пользователя
Boris
 
Сообщения: 431
Зарегистрирован: 08 фев 2009, 18:53

Re: История или легенда Севастополя.

Сообщение admin » 16 дек 2009, 17:26

Очень здорово! А что,продолжение следует? Про то,как на останках батареи сделали музей...
Аватара пользователя
admin
Администратор
 
Сообщения: 1515
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 13:54
Откуда: Севастополь. Skype: Sergeyyarosevich, E-mail krymea47@mail.ru

След.

Вернуться в Разговоры на баке.(А если коробка на ходу,то и на юте).

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron