Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Re: Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Сообщение sviazist 4-15-21 » 01 окт 2010, 15:23

КУПАНИЕ В МОРЕ


Быть в море и не искупаться?.. Не может быть! К сожалению, может.
Купание в базе запрещено – санитарное состояние и пленка нефтепродуктов не позволяет. В море – если не будут соблюдены условия безопасности. Казалось бы, оно рядом, в 3-5 метрах высоты надводного борта и по всему горизонту, купайся – не хочу, а не тут-то было! Глубина, течение, медузы, акулы….Страшно, аж жуть!

И первая задача – отгородиться от всего этого сооружением бассейна, «стенками» и «днищем» которого является рыболовецкая сеть, приобретенная нелегальным путем у какого-либо сейнера за всемирный морской эквивалент.
Работа сложная, и занимается ею главный боцман Виктор Горшков с энтузиастами лично еще в базе. На крейсере такой бассейн вмещает 100-150 человек и более за смену. Его установка и уборка занимают около получаса. Это техническая часть подготовки к купанию.
А организационная – научить матросов дружно прыгнуть с борта в бассейн, покупаться вдоволь и подняться на борт, причем, разумеется всем! На крейсере это усваивают быстро, ибо чем меньше порядка, тем больше придется стоять в строю и отрабатывать его.
К назначенному времени дежурный по кораблю получает информацию о том, что акулы отсутствуют по всему горизонту, вода чистая и медуз нет, а температура в пределах нормы, о чем, чтобы привлечь больше купающихся, объявляется по трансляции.
Путь к морю открыт. И весь механизм подготовки и купания приводится в действие сигналами и командами вахтенной службы.
Если отвлечься и представить себе эту минуту на корабле,то нельзя не заметить определенного ажиотажа среди части матросов, истинных любителей морских купаний, которые первыми вылетают на верхнюю палубу с низов и бегут к месту построения на бак, стремясь занять первую шеренгу и первыми бултыхнуться в воду с пятиметровой высоты борта или выстрела, что немного ниже. И все для того, чтобы подольше остаться в бассейне. Затем вторым эшелоном, как в атаку. Прыгают 2,3, 4..
И вода только что прозрачная, с бликами солнца, чуть прохладная и ленивая, почти мгновенно «закипает» от всплесков, летящих в нее «солдатиком» моряков,бьющих ее руками и ногами, удерживаясь на плаву. Но этого им мало и недостаточно. Накопленные и требующие выхода энергия и сила при полной свободе вызывает неистовое желание плавать туда-сюда (бассейн мал для них!), выделывать немыслимые акробатические упражнения и просто побеситься, как в детстве. Все движения и, как мифические акванавты, с удовольствием ощущают и демонстрируют небывалые физические возможности раскрепощенного от земного притяжения тела, плещутся, ныряют, подскакивают, как поплавки, кувыркаются, вертятся..
Наверное, им приятно и радостно чувствовать молодость, гибкость и послушность своего тела, соперничать друг с другом и ни о чем не думать, получая максимум удовольствия и наслаждения от купания.
Сверху за ними непрерывно наблюдают вахтенная служба и пловцы-спасатели. Но на помощь никто не зовет, она никому не нужна. И вся барахтающаяся в белой пене братия кричит, смеется, брызгая друг в друга, подшучивая порой каверзно и исподтишка. Другие перебрасываются мячом, а некоторые, просто наслаждаясь невесомостью, лежат на спине, держась за сетку, смотрят в бездонное небо или, закрыв глаза, погружаются в самого себя.

Истекает время, а вместе с ним силы и резвость купающихся, и когда раздается свисток, постепенно наступает затишье, все подплывают к шторм-трапам и шкентелям с мусингами, заметно усталые и обессиленные, медленно поднимаются по выстрелу на борт, безоговорочно пропуская вперед наиболее слабых и уставших.
После проверки на построении наличия на борту всех купающихся, путем разбора одежды – ботинки с бескозыркой сверху, все бегут умыться пресной водой. К этому принуждает особенность Средиземного моря – оно солонее Черного, и если сразу не ополоснуться или не вытереться полотенцем, на теле быстро кристаллизуется соль, что действует весьма раздражающе, особенно на глаза.
Именно скрупулезный и ответственный подход командования корабля и медицинской службы к организации купания и санитарному контролю водной среды и здоровью моряков смог уберечь купающихся от ЧП, хотя телеграммы на этот счет по эскадре в тот период были. Где-то один матрос коснулся ядовитой медузы и получил ожог, а руками занес яд в глаза. Было больно, ему была оказана медицинская помощь, и все прошло. А другая – о том, что у Греции на пляжах акулы стали кусаться….

После купания наступают какая-то умиротворенность и усталость, хочется поспать и отдохнуть. И тут на выбор – или в кубрик вздремнуть, или на верхней палубе, где можно и позагорать, и с друзьями пообщаться. Верхняя палуба на крейсере деревянная и всегда содержится в чистоте и порядке. А на обеденный трехчасовой перерыв и в воскресные дни она превращается в импровизированный пляж, правда, там Кого-то не хватает…
Все хорошо в меру, и, как правило, кончается обеденный перерыв, и сылы к морякам возвращаются.
Остается добавить, что такой бассейн, «пляж» и купание на боевой службе в 70-е годы были организованы и проводились на крейсере управления «Жданов».

Купание на БС 1974-1975 гг. Фото Александра Синиченко.

Продолжение следует.
Последний раз редактировалось sviazist 4-15-21 20 июн 2015, 20:40, всего редактировалось 1 раз.
Среди моряков - мы связисты, а среди связистов - моряки!
Аватара пользователя
sviazist 4-15-21
 
Сообщения: 2315
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 20:22

Re: Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Сообщение sviazist 4-15-21 » 08 окт 2010, 09:57

Самым невероятным и необъяснимым в основе организации купания в море стал принцип добровольности, то есть хочешь искупаться – иди, становись в строй и прыгай по команде в воду!
Все это без принуждения и только по личному желанию. Из более тысячи человек экипажа крейсера выходило купаться 150-200 человек. Это обычные моряки, не фанаты. Но ходили купаться при первой возможности. Наверное, нравилось и купаться, и то, что после наступают глубокий отдых и великолепная разрядка всему организму. Выходящим на построения полностью и во всем доверяли, главное чтобы они пришли в ботинках (троп.сандалях) и бескозырке….
Не подумайте, что они и в воду будут прыгать в них! Нет! Тонкость гениального решения в другом – они разувались, ставили обувь рядом и клали на нее бескозырки, затем….
Вы заметили, как стало «тепло» и близко к разгадке?
Дежурный по кораблю, он же руководитель купания выравнивал их по рядам и шеренгам, пересчитывая и отправляя в воду одну шеренгу за другой. Личные предметы оставались на палубе. Уже догадались? Нет?! Подсказываю – все откупались, вылезли из воды, встали у своей обуви и бескозырок, по команде одели их. А тут вдруг (предположим и трижды сплюнем, чтобы такого не было!) видим – один комплект остался на палубе! Почему? Где и кто хозяин?
Ответ сразу находится в бескозырке, стоит только отвернуть подкладку и прочитать фамилию владельца. Если в бассейне нет, то на корабле его найдут быстро. Останется разобраться и сделать оргвыводы. Это теоретически, а в жизни все сложнее и тревожней.

- Разойдись! – Все разбежались на обед, и лишь на месте построения осталась лежать ярким белым пятном на темном фоне бескозырка. Дежурный со сведенным от волнения лицом, медленно и с опаской подходит к ней, нагибается….
Кровь клокочет в груди, молотом отбивая удары в висках. «Чья? Где он?» - без жалости и напряженно думает дежурный, глядя на ее диск и представляя цепочку докладов по происшествию, расспросов при расследовании и стопу объяснительных записок видевших, не видевших, но вместе купавшихся в этот день.
« Потерять человека! Поди объясни, где и когда это случилось?» - продолжал думать он, перебирая в памяти всю процедуру купания. …. И поднимает бескозырку, понимая, что сейчас это еще просто чья-то вещь, а через секунду, по прочтении подписи, она останется памятью о человеке…
Взяв себя в руки, уже более спокойно, он отворачивает подкладку, под которой синими чернилами по картону ободка написана фамилия матроса – «старший матрос Пупкин» (условно, конечно). И окончательно придя в себя, осознав непоправимое, он твердо кричит вахтенному офицеру на ходовой мостик –
- Дать по трансляции – «Старшему матросу Пупкину срочно прибыть на бак левый борт!». И далее – « Доложить командиру, что на месте построения купающихся найдена бескозырка старшего матроса Пупкина. Ведутся его поиски. В сетке бассейна нет».
Вахтенный офицер немедленно делает и то, и другое. А уже через минуту на бак в район бассейна прибегают все начальники, тревожно смотря в бассейн и никого там не обнаружив, вопросительно смотрят на дежурного и бескозырку в его руках.
Все по старшенству и очередности прибытия берут ее в руки, читают фамилию и в скорби возвращают дежурному. Последний прибежавший – командир отделения, прочитав надпись, смотрит в глаза командиру боевой части и, запинаясь, неуверенно говорит – Он был на вахте, первая смена…
Старпом, как опытный криминалист, задает кучу наводящих вопросов, и все, чуть ли не хором, отвечают на них, кто что знает.
- На какой вахте?
- Вахтенный радист, пост УКВ. Информация сразу проверяется.

На баке появляется командир. Старпом, командир БЧ-4 и дежурный по кораблю, не соблюдая порядка и субординации, докладывают все, что знают на данную минуту. Командир их слушает не перебивая.
- Так где он?! – спрашивает он наконец, переводя взгляд с одного на другого, четче и полнее других предствляя, какая будет буря, и не в стакане воды, если моряка не найдут.
- Какие меры приняты по поиску? – спросил он дежурного. – Сколько времени уже прошло? Осмотрели за бортом корабль по периметру? След за кормой по течению? Он был в строю купающихся??

Оказалось, что, кроме осмотра бассейна, еще ничего не предпринималось, и все вопросы остались без ответа. На лице командира заиграли желваки, взгляд стал жестким и прицельным. Он посмотрел на старпома с таким гневом и возмущением, что тот сразу понял, кто будет виноват в этом ЧП еще задолго до расследования и разбора.
Но тут сверху, с ходового мостика, раздался взволнованный голос вахтенного офицера –
- Товарищ командир! Товарищ командир! – настойчиво вызывал он «огонь» на себя. И когда тот поднял голову, спросил – Разрешите доложить?
- Докладывайте! Что там у вас? – разрешил командир.
- Вахтенный офицер старший…. – начал было он доклад по всей форме, как учили, но пара «снарядов», выпущенная взглядом командира, основательно разрушила его намерение. А после реплики-приказания – «Короче, лейтенант, где он?», которой оборвал его ненужное в данной момент многословие командир, теряя терпение, он стушевался…
Стапром решил лично взбежать на ходовой мостик и разобраться во всем. Но и вахтенный офицер был не так плох, как о нем думали, и переживал ситуацию вместе со всеми. Он сам решил спуститься вниз и лично доложить командиру. И оба, приняв одновременно решение, ринулись его исполнять. Но один спускался по трапам правого борта, другой(старпом) решил подниматься левым бортом. Хоть и бежали на равных, но не встретились. Первым прибежал к финишу вахтенный офицер. Строевым шагом, приложив руку к пилотке, он доложил командиру –
- Товарищ командир! По докладу дежурного по КПС старший матрос Пупкин расписан на вахте в посту УКВ. Вахтенный офицер старший лейтенант…- закончил он лихо и опустил руку.
Все получилось правильно и красиво. Но командир понял не так и стал переспрашивать – Где он?! Живой? На борту? Где он?! – причем с таким пристрастием, словно сейчас за грудки схватит.
- Не знаю… - растерянно промямлил бравый с виду вахтенный офицер.
Командир уничтожающе посмотрел на него, хотел что-то сказать, пошевелил губами, но промолчал, или не было слышно. Вахтенный развернулся и пошел на мостик.

Продолжение следует.
Среди моряков - мы связисты, а среди связистов - моряки!
Аватара пользователя
sviazist 4-15-21
 
Сообщения: 2315
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 20:22

Re: Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Сообщение sviazist 4-15-21 » 10 окт 2010, 08:42

- Товарищ командир! – закричал кто-то сверху с ходового мостика.
Все подняли головы и, увидев стоящих рядом старпома и матроса, догадались, что старпом без голоса, а он его дублировал –
Старший матрос Пупкин действительно на вахте, находится в посту, через минуту прибудет.
Стапром улыбался и ликовал – все-таки он принес добрую и надежную весть командиру, авось зачтется.
Теперь, когда напряжение спало, можно и улыбнуться, так как громовой голос старпома никак не совпадал с юношеским дискантом дублировавшего матроса. Однако главное, что человек живой, на корабле и сейчас прибудет на бак, подействовало расслабляюще на всех, но …преждевременно.

Шла минута, другая, и еще прошло минут пять, а матроса не было. Новая волна беспокойства охватила всех стоящих с командиром. И опять вахтенный офицер своим очередным докладом плеснул на раскаленные угли –
Товарищ командир! Он не может, сменщик чего-то задерживается, вахту некому сдать!
Командир сурово, с ядовитой усмешкой посмотрел на командира боевой части связи и, не удержавшись, спросил –
- У вас там моряки или телеграфистки? Для них что, приказа командира и дисциплины не существует? Когда этот кабак прекратится? Не можете навести порядок – идите сами и подменяйте!

- Есть! – С ноткой радости и боевито ответил командир БЧ-4, уже переживший в себе пики стрессовых ситуаций горя и радости, четко повернулся и пошел к двери.
Но тут она открывается, и навстречу ему выскакивает матрос Пупкин, молодой, розовощекий, беленький, полненький, мешковатый и неповоротливый, но живой!
- Славу Богу! Нашли! – промолвил с облегчением командир, вглядываясь в него, даже не предстваляя пропавшим.
- Давай быстрей! – крикнул кто-то нетерпеливо.
Матрос, пробежав 3-4 метра, перешел на шаг, но, увидев столько начальников, оторопел и не мог сразу сообразить, кому докдадывать. Он перешел на строевой шаг и направился к своему учителю – командиру отделения.
- Командиру корабля докладывай! – прошептал кто-то ему в ухо. И он, изменив направление, прижав обе руки и задрав подбородок, сделал последний шаг, остановился напротив командира и громко писклявым голосом стал докладывать -
Товарищ капитан 1 ранга! Старший матрос Пупкин по вашему приказанию прибыл!
На лице его был испуг от того, что он не понимал, почему его ищут, чего от него хотят, виноват он или нет.
Командир не смог сдержать улыбки, подошел к нему и, прощая все огрехи строевой выправки и поступка, которого он не совершал, радуясь, что с ним все нормально, похлопал по плечу, словно убеждаясь в его наличии, дал команду «вольно», располагающе к себе и отечески спросил –
- Ну как? Все хорошо?
- Так точно! – ответил матрос радостно.
- А как же ты пошел купаться, если стоял на вахте? – хитро улыбаясь, спросил командир, вовлекая его в игру и доверие.
- Никак нет, я не купался и с вахты не уходил, пока не было приказано все бросить и бежать на бак к вам.
- А бескозырка твоя? – кивнул он на ту, которую все еще держал дежурный по кораблю и подавал ее ему в эту минуту. Он взял ее в руки и, посмотрев надпись, уверенно сказал –
- Моя!
- А как она попала на купание? Сама пришла? – пошутил он, еще надеясь что-нибудь прояснить в этом непонятном стечении обстоятельств.
- Не знаю! – чистосердечно ответил расстроенный матрос. На этом его «интервью» закончилось, и его отпустили на обед.

Ничего не добившись, командир опять просверлил суровым взглядом всех присутствующих начальников, выражая свое негативное отношение к этому происшествию, и, обращаясь к старпому, вернувшемуся с ходового мостика, спросил
- Старпом! Вы можете навести порядок в купании или мне вмешаться?! Разберите этот случай досконально со всеми и доложите мне о мерах!
- Есть, товарищ командир! – ответил старпом с едва скрываемой ноткой обиды за безответный и справедливый щелчок по носу (условно) и самолюбию (фактически) этим еще не оконченным событием.

Командир, считая вопрос с бескозыркой закрытым, хотел было уйти с палубы, как вдруг услышал за спиной ни к кому не обращенные слова замполита –
- А кто же тогда взял бескозырку на купание? Привидение? Выходит, и его надо найти! – не то вопросительно, не то утвердительно произнес он.
Услышав, командир остановился, а за ним и остальные. Никому из них искать привидение еще не приходилось.
Первый вариант действий предложил старпом –
- Я прошу разрешения прямо сейчас построить всех, кто купался в той же форме одежды. Они наверняка вспомнят, кто где стоял, и все станет ясным.
- Можно проще, - предложил замполит. – Раз матрос и бескозырка с БЧ-4, то взять ее из рундука мог только матрос этой боевой части. Там надо искать ответ!
Логика была железной. Командир потребовал от старпома проверить оба варианта.

Теперь факт возможной пропажи человека уже никем не принимался во внимание, все были уверены, что обувь «он» обул и убежал, не вспомнив о бескозырке – она ведь Чужая!!!

Молва о мнимом ЧП уже прошла по кораблю, и экипаж с пониманием и охотой шел на следтственный эксперемент, в тайной надежде искупаться еще раз. Через полчаса с небольшим, проведя предметное разбирательство, старпом выявил нарушителя и раскрыл «страшную» детективную историю с бескозыркой, а командир боевой части связи нашел ее подтверждение в кубрике. Нарушителем оказался матрос, не отрицавший своей вины и честно, с раскаянием признавшийся во всем, за что фамилия его остается всуе.
На этом история закончилась и для всех стала наукой и веселым поучительным анекдотом. Ни матрос с чужой бескозыркой, ни остальные начальники и подчиненные, втянутые в нее, взысканий не получили. Всех пожурили и простили на первый раз, посмеявшись. Но юмор поняли по-флотски – на вечерней поверке был зачитан организационный приказ о купании в новой редакции с учетом всех изменений и дополнений, по которому построение желающих купаться начиналось с проверки подписей на бескозырках….

P.S. Этот случай – казус, на мой взгляд, произошел в одно из первых купаний боевой службы 1974 года. Наблюдать со стороны за всем этим, особо когда стало понятно, что «пострадавшего» нет, было крайне любопытно!
Это был незабываемый «спектакль», в котором все принимавшие в нем участие отлично исполняли свои «роли»! А вот своему коллеге – дежурному по БЧ-4, которому накануне передал повязку – посочуствовал , ведь самому на его месте оказаться явно не хотелось…. :lol:
Среди моряков - мы связисты, а среди связистов - моряки!
Аватара пользователя
sviazist 4-15-21
 
Сообщения: 2315
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 20:22

Re: Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Сообщение sviazist 4-15-21 » 14 окт 2010, 10:21

О ПОЧТЕ И БАНЕ



Служба службой, но как только радист доложит, что к борту корабля идет водолей, ни для кого не станет секретом, что будут почта и баня. Сказать, что это две большие радости и удовольствие, - значит ничего не сказать!
Письмо уже давно не военный фронтовой треугольник с полевой почтой, а красивый конверт с маркой или картинкой своего города. В Севастополе чаще всего с самым популярным и любимым памятником Затопленным кораблям, что само по себе как приятное воспоминание об одном из любимейших мест отдыха и прогулок севастопольцев и гостей на Приморском бульваре.
И каким бы оно не было, тонким ли в один лист, толстым ли, как школьная тетрадь, - все равно это дорогая и долгожданная весточка от родных и друзей, и вдвойне дороже, если с фотографией.
Что скрывать и стесняться, тоскуем мы по ним, своим любимым и дорогим! И хоть держим это в тайне, демонстрируя лишь суровость и невозмутимость, догадаться, что это ахиллесова пята моряка, труда не составляет.
С каким напряжением, сжатыми губами и выжидательным взглядом слушают всю перекличку, проводимую нештатным почтальоном в кубрике или кают-компании, выкликающего фамилии счастливцев, получающие письма, что даже грозный и суровый на вид боцман забывает о своем статусе и пускается в пляс, чтобы скорее получить долгожданный конверт из его рук. Все с улыбкой аплодируют, затем опять тишина и внимание.
А сколько потом счастья читать письмо и смотреть фото, где уже подросшие дети или ставшая ослепительно красивой любимая девушка!
Сердце замирает от волнения и мечты унестись к ним, в далекий Союз, в город или деревню, свой родной дом или квартиру. Ощущение такое, словно они рядом с тобой. И ты чувствуешь в каждой строке письма, что тебя любят и ждут с таким же нетерпением. Они действительно тебя любят и ни словом не обмолвятся, как им нелегко, сколько проблем приходится решать самим в твое отсутствие. И это потому, что они понимают, что ты далеко в море, на боевой службе, у тебя важные мужские дела по защите Родины и тебе надо быть спокойным и собранным, чтобы с честью выполнить свой воинский долг.
В груди расплывается приятная теплота, и с широкой улыбкой, преисполненный взаимной любовью и гордостью за них, стремясь поделиться своей радостью с друзьями, ни к кому не обращаясь, ты просто говоришь вслух о самом главном для тебя –
- ВСЕ в порядке! Ждут-ут!!

В кубрике как будто ждали сигнала к разговору –
- И у меня пишет, что ждет, никуда не ходит. Красивая стала! – говорит другой, не отрывая глаз от фотографии.
- Покажи! – И посмотрев, коротко изрекает – Ого! Такую, как канат, не перетянешь!
- Не боись! Не упустим! – уверенно говорит товарищ, сгибая руку с буграми мускулов.
- А меня уже к зиме ждут. Пелеменей наделают! Мечтательно произносит «годок».
- Только не знаю, ехать или нет, - задумчиво произносит он и рвет письмо….
- Что-нибудь случилось? – участливо спросил сосед.
- Рано тебе знать, салага! – И взяв пачку сигарет, ушел на ют перекурить.
- А мнэ уже нэвэсту нашлы! Всэх позвалы! Приызжайте ко мнэ! Папа и мама рады будут!
- А кто она? – спросил проявивший интерес.
- Нэ знаю! У нас в Грузии обычай такой.
- А мне дом строить начали. Ребенок скоро будет!
- Когда ты успел? По почте? – спросил доморощенный остряк под смех остальных безусых и не нюхавших запретного пороху.
- Дурак! Забыл, я в отпуске перед морем был?! У нас как-то сразу все получилось! – сказал он, глупо и счастливо улыбаясь.
- А как? – не унимался молодой.
- Совсем дурак! - он встал и, обиженный, вышел из кубрика. На этот раз все промолчали.
- Уймись! – строго сказал старшина.
- В следующий раз и ты получишь письмо, если напишешь. А отцу и матери написать до отхода водолея и сдать мне. Понял?
- Есть товарищ старшина! – уже без смеха ответил насмешник.

Продолжение следует.

Рисунок из альбома «ждановца» Олега Травкина.
Вложения
v0287.jpg
v0287.jpg (132.92 Кб) Просмотров: 7674
Среди моряков - мы связисты, а среди связистов - моряки!
Аватара пользователя
sviazist 4-15-21
 
Сообщения: 2315
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 20:22

Re: Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Сообщение Казаков_Николай » 15 окт 2010, 22:03

Привет ждановцы! По письмам очень правильное и важное воспоминание. Тем более как-то у нас на Форуме не освещалась эта тема.
Поделюсь своими впечатлениями по получениям посылок, особенно на БС-76. Обычно раздача посылок проходила после ужина. С душевным трепетом вслушиваешься к передаваемым по общей связи фамилиям. Озвучивание происходит быстро, не успеваешь уловить имя, только фамилию. В то время на БС-76 на крейсере было нас однофамильцев Казаковых трое. После услышанного, как правило только фамилию, а иногда и услышав другое имя, на всякий случай, а вдруг ошиблись, все равно идешь к месту раздачи. Как помню, это происходило где-то в районе кают-компании мичманского состава. Приходишь, потолкаешься в толпе таких-же, как я. С завистью посмотришь на счастливцев, несущих фанерный, распотрашенный после проверки, посылочный ящик. С надеждой спрашиваешь, кого из Казаковых назвали для получения посылки. И огорченный уходишь. Оказывается , это пришла посылка однофамильцу из БЧ-2 или РТС (мы уже друг друга знали).
Но одна посылка на БС-76 все же дошла до меня из далекого севера. Сели с друзьями в кубрике и за вечер слопали показавшееся особенно вкусными конфеты и печенье. В посылочном ящике от мамы обязательно письма и запрятанная небольшая сумма денег (3-5 рублей). Что потом пригодиться для посещения корабельного ларька. Предыдущий и этот эпизоды запомнились в памяти. Пришла долгожданная весточка от родных и близких, с края света, с Мурманской области. Мне, находящемуся в южных морях, вдали от родины. Незабываемое впечатление.
Аватара пользователя
Казаков_Николай
 
Сообщения: 641
Зарегистрирован: 01 июн 2009, 20:27

Re: Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Сообщение sviazist 4-15-21 » 16 окт 2010, 18:09

Наверное, разговор продолжался бы и дальше, ведь не каждый день получают письма. Но тут по трансляции объявили график помывки в бане и построение первого подразделения.
Всех ожидало ни с чем несравнимое, земное, благотворное и божественное испытание встречей с чистотой, пресной воды, по которой так истосковались бренная душа и тело.
На баню отводится 10-15 минут. В них надо вместить все умение и опыт не только хорошо помыться с мылом и мочалкой, натереть докрасна спину другу и подставить свою, но и насладиться под струями льющейся воды, в меру для всех горячей и ласковой, освежающей и ублажающей каждую клеточку кожи своим нежным и неземным прикосновением.
Наслаждение настолько велико, что не сразу в сознание проникает новая команда – предупреждение.
« Через минуту вода отключается!» – благодать, хоть и божья, но льется не с неба, а из цистерны водолея, которая, увы, не бездонная!
А так как за уши разомлевших и впавших в детство моряков от воды оторвать невозможно, то приговор приводится в исполнение – вода перекрывается, баня окончена! В предбаннике уже подает свой голос новая партия жаждущих и страждущих, рвущихся на свой сеанс волшебства.
Кто не успел, тот опоздал!!
И старшина команды с не меньшим мастерством домылит шею и голову. На флоте бабочек не ловят!
Распаренные и довольные, с ощущением чистоты, свежести и прекрасного настроения, они идут в кубрик, быстро переключаясь на очередные мероприятия распорядка дня и массу других важных и необходимых дел.
Великолепный день! Много доброго и чистого получил каждый моряк! И письма, и баня приносят столько радости и счастья, что их благодействия хватит надолго для дальнейшего несения боевой службы и на ходу, и на якоре.


Водоналивное судно «Маныч»

Моряки дивизиона живучести БЧ-5 1971-1974 годы. Фото В. Бушуева.
Вложения
Manuch.jpg
Manuch.jpg (59.22 Кб) Просмотров: 7757
v0017.jpg
v0017.jpg (94.89 Кб) Просмотров: 7620
Среди моряков - мы связисты, а среди связистов - моряки!
Аватара пользователя
sviazist 4-15-21
 
Сообщения: 2315
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 20:22

Re: Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Сообщение Казаков_Николай » 17 окт 2010, 18:04

Привет ждановцы! По бане тоже особые воспоминания. С детства мылся в общей бане и парился. Отец научил в первом классе, ибо на севере баня без парной, не баня. Первое посещение бани на кресере удивило и несколько озадачило. Кругом железо, трубы, из которых сочится пар. Но не тот банный пар из каменки. Все надо делать быстро, бегом. А для русского человека церковь - для души, баня - для тела. Иногда на боевой при дефиците пресной воды мылись морской, для этого выдавалось специальное мыло, которая позволяет намылиться в такой воде. У нас по-моему пару раз на БС-76 такое было. Ну, а на счет счастья и душевной радости спорить не буду. После бани все же дувшевная благодать наступала. В тропиках без бани никак.
Аватара пользователя
Казаков_Николай
 
Сообщения: 641
Зарегистрирован: 01 июн 2009, 20:27

Re: Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Сообщение sviazist 4-15-21 » 06 ноя 2010, 18:15

ВОТ ОН КАКОЙ !

Другим сильным впечатлением, оставшимся надолго в памяти, была первая встреча с американским авианосцем. Вроде все было известно о нем, как о вероятном противнике, и ТТД – тактико-технические данные его и самолетов, чем он «прославился», ведя боевые действия в «горячих» точках мира, отчего представления о нем сложились вполне определенные, как о мировом жандарме, что соответствовало тому времени конца 60-70-х годов.
И все же встреча оказалась неожиданной не по времени и месту, а по впечатлению, произведенному на впервые увидевших его членов экипажа.
Огромный, высокий, да так, что ходовой мостик, к примеру, эсминца был ниже полетной палубы, с непривычной конфигурацией надстройки, примостившейся сбоку, «ленивым», около 8 узлов, ходом и беспрерывными взлетами и посадками самолетов. Он был похож на мощного монстра-автомата, который, уверенный в своей неодолимой силе, спокойно шествовал посредине Средиземного моря на восток.
Мимо проплывали берега Европы и Африки с дружественными ему и не дружественными государствами на них. Навстречу и обгоняя его, почтительно уступая дорогу при этом, шли морские суда. Казалось, никто и ничто не интересует его, не отвлекает и не посмеет остановить. И он, сам определив себе путь, шел, не сворачивая с курса, уверенный, что все вокруг на десятки, может, и на сотни миль под контролем его самолетов, локаторов, а он обладает неограниченной властью над всем вокруг, для удержания которой у него хватит сил расправиться со всеми, кто будет мнить себя больше, чем вассал, и перечить ему.
Наверное, так и было до выхода Советского Военно-Морского флота в моря и океаны. Появление на постоянной основе в водах Средиземного моря 5-ой эскадры ВМФ СССР вынудило 6-й американский флот и флоты стран НАТО считаться с ней, а следовательно, с Советским Союзом, и пересмотреть свои взгляды на однобокое и самодовольное толкование своей роли и силы в этом регионе, и во всем мире.
И хотя внешней реакции на появление корабля слежения за ним авианосец не проявлял, но не заметить и не отреагировать он уже не мог. Заняв рекомендованную позицию у него по корме, чтобы не мешать его действиям и полетам самолетов – мы в нейтральных водах, корабль приступил к выполнению задачи слежения.
Через несколько минут было отправлено первое сообщение на КП флота, все службы наблюдения и связи заработали на полную силу, в соответствии с полученным заданием, грамотно и профессианально.
Теперь «вероятный противник» знал, что находится не только под наблюдением, но и под прицелом ударных сил эскадры и по каждому его действию будут приняты адекватные меры противодействия.
А если вдруг… То каждый командир корабля без колебаний выполнит боевое распоряжение. Нас так учили. И к этому мы были готовы.

В объявленный перерыв свободные от вахт вышли на ют перекурить и пообщаться, и , конечно, главной темой разговоров был авианосец. Эта махина, плывущая рядом, вызывала самые разные толки и мнения. Они касались всего -
его габаритов, экипажа, вооружения, самолетов, жизни и службы на нем. Все поражало воображение, все было масштабно и несопоставимо с нашими кораблями. Даже с только что появившимися ПКРами.
«Старые» моряки, уже видавшие вблизи авианосцы, рассказывали молодым морякам, что, где у него и для чего, старались ответить любопытным на все вопросы. Большинство предпочли сфотографироваться на память на его фоне, хотя это в начальной период боевых служб было запрещено.
Самым интересным было наблюдать, как легко и красиво взлетают и производят посадки самолеты, и первый раз видеть это – зрелище необыкновенное. Они поднимались с взлетной полосы полетной палубы то одиночно, то парами. И, покружив немного или слетав куда-то, возвращались. Видимо, это боевая учеба, поддержание постоянной боевой готовности.
Отдельные пары самолетов улетали за горизонт, а вот куда, с какой целью – ответ найдут на КП эскадры, флота. Именно туда систематически шли донесения.
Взлетел вертолет, пролетел по курсу авианосца и, возвращаясь, облетел нас с обеих бортов. Пилот приветливо улыбаясь, помахал рукой, а сидящий рядом у открытой дверцы, свесив ноги (манера у них такая), обвешанный фотоаппаратами (кто он?), беспрерывно фотографировал наш корабль. Что это? Тоже любопытство любителя или разведка? Или «вежливая» разновидность реакции на наше появление.
И на перекуре на юте, в кают-компании за обедом, в каютах и кубриках бурлили страсти по поводу мощи авианосца и его авиации и способности противопоставить ему нашу, общую мощь эскадры. А также в чем смысл слежения, если он все равно нас опережает в своей агрессии.
Подытожил командир корабля –
- Враг, каким бы он ни был, пока не повержен и не побежден, должен считаться коварным и опасным. И, оценивая боеспособность авианосца, продолжил –
- Корабельная авиация – мощное оружие. Но и у нас есть чем бороться с ней и ее морским носителем. Главное каждому кораблю выполнить свою задачу. Это и будет наш вклад в победу.
А в этом как раз у нас сомнений не было.
К вечеру ажиотажный интерес к авианосцу сменился деловой, будничной работой, где каждый на своем боевом посту или командном пункте выполнял свои функции, понимая, что именно этим куется победа, достигается успех экипажа на боевой службе. И уже стоящую вахту, видевшую его визуально, в бинокль или точкой на экране локатора, больше интересовали пеленг и дистанция до него да действия авиации, чем все остальное, вызвавшее первоначальное любопытство и интерес.
Плавание авианосца в Средиземном море в те годы было скорее демонстрационно-политическим, чем угрожающим, и он явно проигрывал нашей эскадре кораблей в борьбе за мир в этом неспокойном регионе.
Но как реликвия «холодной войны» и международное пугало он сохранился и нисколько не изменился с тех пор, как распался Союз, расформирована 5-я эскадра, поделен флот и изменилось само понятие – защита Родины.
У нас действительно нет врагов?!
Последний раз редактировалось sviazist 4-15-21 20 июн 2015, 20:41, всего редактировалось 1 раз.
Среди моряков - мы связисты, а среди связистов - моряки!
Аватара пользователя
sviazist 4-15-21
 
Сообщения: 2315
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 20:22

Re: Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Сообщение sviazist 4-15-21 » 13 ноя 2010, 17:04

ОТРЫВКИ ИЗ ГЛАВЫ « ПИТЬ? ИЛИ НЕ ПИТЬ?

Иронически звучащий вопрос, как бы приглашающий к шутливому разговору, не так примитивен и прост, как кажется, и может вызвать не только скептическую улыбку и спровоцировать остроумный и уклончивый ответ, но и поставить под сомнение необходимость задуматься над ним, прежде чем будет произнесен тост и сдвинуты бокалы.
В молодости, когда жизнь особенно прекрасна и удивительна, а в бокалах кипит шампанское, нормальным и здоровым людям устоять перед искушением шансов нет. Да и нужно ли?! Ведь это всего лишь эпизод, миг из жизни морского офицера на берегу, тем более перед дальным походом, когда все человеческое ему вдвойне дороже.
Как говорил, уверяя себя, мой товарищ, выпивая перед обедом - Ничего страшного! Главное, чтобы не вошло в привычку!
К счастью для него, не успело, командующий флотом своим приказом «Снять, назначить с понижением!» остановил «процесс». И вовремя, поскольку быть офицером и не уметь владеть собой – несовместимо! При всех обстоятельствах он сам должен отвечать за свои решения и поступки, не сваливая свою вину и упущения на кого-то другого как в служебном, так и личном плане.

Так сложилось в прошлые советские времена, когда государство монопольно производило огромное количество высококачественных и популярных у нас и во всем мире алкогольных напитков – спирта, водки, коньяка, шампанского и обилия виноградных вин, но пить эту замечательную продукцию военным морякам запрещалось.
На берегу за нарушителями этого запрета гонялись многочисленные патрули, имевшие задание задержать, записать, доставить в комендатуру для разбора. На корабле их отлавливали дежурная служба и обеспечивающая смена. Затем факт «приведения себя в нетрезвое состояние» фиксировали и учиняли допрос с пристрастием – где, когда, с кем и провокационно выпытывали –

А вас инструктировали, что пить нельзя?

Это должна была сделать цепочка прямых начальников – от командира отделения до командира корабля. И если в ней был разрыв и кто-то не участвовал в душевном и нравственном облагораживании увольняемого в город, оберегании его от спиртного, становилось ясно, кто виноват и понесет всю полноту ответственности за распитие. В силу разных причин виноватым мог быть кто угодно, но не «перебравший» матрос, как всем могло показаться вначале.
Конечно, за поведение рядового состава в увольнении и его нравственность ответственных было много, но первой ступенью являлся командир подразделения, как правило младший офицер – от лейтенанта до капитан-лейтенанта включительно. Он их плохому, тем более пьянству, не учил. И если кто-то напивался «вдрызг», значит, к этому нарушителя подтолкнуло что-то другое, что не всегда было возможно выяснить. Однако отвечал своей головой и карьерой лейтенант, а с матроса, как с гуся вода, - он всегда выходил из нее сухим. Более того, в «задушевной» беседе с лейтенантом он мог, не шутя, сказать ему –
- Не будет 10 суток отпуска – пойду в увольнение и напьюсь! Мне – ничего, а вам достанется! Это не просто шантаж. Он был прав!

Одна несправедливость и извращение, ставящие мораль с ног на голову, рождают другие, не менее тяжкие и дичайшие далекие от цивилизации и культуры.

Вечерами частенько сам комендант гарнизона, полковник, известный своими бузупречными манерами и строевой выправкой, терпеливо прятался в засаде в кустах перед выходом из ресторана «Севастополь», дожидаясь, когда компания офицеров с женами или девушками, выпив на посошок, выйдет на улицу, кто – с фуражкой в руке, кто – в расстегнутой тужурке. Конечно, они пребывали в хорошем настроении, шли со смехом и шутками, не догадываясь об ожидаемом их тактически грамотном и тщательно спланированном захвате.
Все происходило молненосно. Полковник с патрулем окружал их и, отметив кучу нарушений, вежливо приглашал под конвоем следовать в его «уазик» для поездки в комендатуру, чтобы все зафиксировать и разобраться. Как утонченно и элегантно!!
А жены, девушки с изгаженным настроением и прибывая в неизвестности о том, что будет с их мужьями и кавалерами, сами топали домой в 11-12 часов ночи. Это для них было весьма полезно и впечатлительно!
До сих пор, по истечению 30-40 лет, трудно понять, почему за такое хамство, оскорбление и унижение офицерского достоинства коменданту никто не дал в морду, не плюнул в нее, не отвесил заработанную пощечину, не сказал в лицо, что о нем думает, и никаким образом не воспротивился его действиям! А ведь желание было, и руки чесались!
Может с запретом дуэлей исчезли взаимные понятия об офицерской чести и гордости как у младших, так и страших офицеров? Или после войны образовалось поколение, оскопленное от них, а также других мужских качеств и поступков?!
Что удерживало офицеров от решительного протеста против такой дикости – страх, трусость, боязнь ответственности? Есть ли что у офицера дороже чести?!

В царское время матросам и собакам запрещался вход на севастопольский Приморский бульвар, а в советское – офицерам в ресторан! А то как же без запретов?!

Или такая история. Замполит вызывает офицера в каюту на ковер –
-Я знаю, вы вчера вечером распивали на корабле. Как коммунист скажите, как это было, и кто присутствовал?
После некоторых неуклюжих уверток офицер, как честный человек, которому претят обман и изворотливость, признается –
- Да, пил! Да, были! – замполиты знают слабые места в самозащите порядочных офицеров и допрашивать умеют.
Только переступив комингс, до офицера доходит, что этим признанием он подло выдал своих товарищей, проверенных, испытанных и надежных собутыльников! Пьют-то с верными друзьями, а не с подлецами!
Вызванные вслед за ним, они без труда вычисляют, кто их «заложил» - паскудное это дело! И офицер, коммунист – честь и совесть…. Понимает, что он сам себя лишил этих незыблемых достоинств, а также доверия, уважения сослуживцев ( уже не товарищей), превратившись в их мнении в доносчика и стукача. Как ему жить и служить на корабле, общаться с коллегами, не ощущая себя подонком и негодяем? Ведь не назовешь же его за такое честное признание «верным» ленинцем или «истинным» коммунистом!
Почему же тогда этические нормы, так глубоко врезавшиеся в сознание лейтенантов – быть честным, правдивым, отсутствовали у разборщиков в подобных случаях? Выдавить признание, выдать друзей – это по-коммунистически?

Продолжение следует
Рисунок из альбома Олега Травкина.
Вложения
v0002a.jpg
v0002a.jpg (135.09 Кб) Просмотров: 7602
Среди моряков - мы связисты, а среди связистов - моряки!
Аватара пользователя
sviazist 4-15-21
 
Сообщения: 2315
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 20:22

Re: Г.И.Кандаков. "Море,море! Синяя волна..Отрывки из книги.

Сообщение sviazist 4-15-21 » 02 дек 2010, 12:58

И в далеком прошлом, и сейчас ни один праздник, церковный или светский, не обходился без вина, стопки водки или бокала шампанского – это наша традиция и ритуал! И мы были бы не русскими, если б это было не так!
Пить в известных и необходимых случаях – это такая же всемирно известная черта характера широкой русской души, как агнлийская педантичность,немецкая пунктуальность, американская предприимчивость, французская элегантность, итальянская музыкальность. Каждому народу Бог дал свое!!
Нам русским, со своей самобытной культурой это не помешало стать великой нацией свободых и трудолюбивых людей, гордых и патриотичных, добрых и благородных, вобравших в себя лучшее, что есть на Востоке и Западе.
И, подметив эти черты, поэт и писатель Николай Алексеевич Некрасов в поэме «Кому на Руси жить хорошо» сказал – «А люди мы великие в работе и гульбе!».

И всем должно быть понятно, что алкоголь не враг и, как эмблема медицины – змея с рюмкой, напоминает нам о том, что в малых дозах яд – это лекарство, и лишь в больших, как и алкоголь, - смерть! Только мудрость и опыт человека, постигшего возможность и необходимость употреблять эти лекарства в безопасных дозах, сделали его независимым от стрессовых и болезненных кризов.
Но почему так сурово запрет коснулся военных моряков? Почему в профессии, где весьма часты всплески пиковых психологических ситуаций, обусловленных не только погодой и состоянием моря, но и другими условиями корабельной жизни, связанными с оторванностью от берега и жизнью в ограниченном пространстве, в большой скученности, что мощнейшим образом влияет на психическое состояние, этот запрет был категоричен и однозначен?.
К примеру, был такой случай на одном из крейсеров на боевой службе. Два друга-офицера пораньше вышли на верхнюю палубу, где готовился к демонстрации новый кинофильм, чтобы место занять получше, пообщаться и подышать свежим воздухом. Кончился рабочий день. Вечер, долгожданная прохлада, красивый закат солнца и ожидаемый фильм настраивали на хороший лад. И, усевшись небольшой компанией, они перебрасывались шутками, обменивались новостями дня, просто занимались «травлей».
Киномеханик включил киноаппарат для настройки рамки, и их головы дали тень на экране. Один из друзей, сидящий слева, раздвинув два пальца, показал над головой товарища рожки, которые спроектировались на экран. Кто-то из сидящих не мог не воспользоваться смешной картинкой и прокомментировал –
- О –о! Одному уже рожки поставили!
Все взглянули на экран и рассмеялись над двусмысленностью реплики – мужики, хоть и молодые! Увидел себя с тенями пальцев воображаемых рожек и друг. Он поворачивается к шутнику и одновременно правой с размаху бьет кулаком ему в скулу. Скула вдребезги, вскрик, стон, все опешили, а он встает и говорит –
- Я таких шуток не потерплю ни от кого! – и уходит.
Пострадавшему была оказана помощь, и вскоре с оказией он был отправлен в Севастополь на лечение, длительное и мучительное. На разборе «боксер» не смог сколь-нибудь внятно объяснить, почему он ударил своего друга. Ответ был найден и медиком, и командованием совместный – стрессовое состояние, связанное с накоплением отрицательных эмоций в длительном плавании и отрывом от берега.

А вот если бы два друга хотя бы раз в неделю выпили грамм по 200 водки или спиртового эквивалента да поспали бы, полностью отключившись от всего часов 4-6, этого наверняка не случилось. Но подобное противоречило нашему «советико-моралико», и вывод был типичный для безысходных положений – усилить политико-воспитательную работу. Сказано – сделано! Теперь заходить в «кинозал» разрешалось только после команды «через пять минут на юте начнется демонстрация кинофильма!». Гениально!!!

Вся флотская история и литература писателей-маринистов изобилует самыми разнообразными сценами и примерами употребление спиртного, от элегантного приема рюмки за обедом в кают-компании крейсера царского флота («Капитальный ремонт» Л.Соболева) до беспробудного пьянства пиратов в приключенческих романах («Остров сокровищ» Р.Стивенсона) и анархистов-моряков в кино о революции.
В Великую Отечественную войну водка была включена во фронтовой паек, оставшийся в памяти ветеранов, как «сто наркомовских грамм».
В нынешние времена подводникам в море выдается 100 грамм сухого вина.

Наверное, в те годы в употреблении спитрного руководство и общественность не видели крамолы, и оно было естественным и целесообразным, рассчитанным на определенный психический или физиологический эффект, вызываемый алкоголем – согреться, придать бодрость духу, усилить храбрость, смелость, поднять настроение, смягчить боль потери близкого человека, уменьшить скованность, страх, усилить чуство радости, счастья, успеха, победы.
Но почему все это после войны советским морякам запрещалось, а нарушители преследовались?.

Выпить рюмку, стакан, бокал спиртного всегда имело ритуальное значение. И это происходило всякий раз, когда было нужно подчеркнуть важность и торжественность момента, как на международном официальном уровне, так и на народном, в кругу семьи, друзей, в коллективе учреждения и так далее. Так было в прошлом и без изменения перешло в настоящее, разве что распитие многократно увеличилось, особенно на «народном».
В общем случае, как раньше, так и сейчас невозможно представить без распития спиртного такие события, как празднование дней рождения, тем более юбилеев, похороны, поминки, свадьбы, рождение ребенка в семье, служебный взлет и неудачи тоже, в процессе деловых отношений и особенно на отдыхе.
Получилось так, что алкогольные напитки, как в общественной жизни, так и частной, стали непременным и эффективным катализатором человеческих отношений на любом уровне, как сопутствующие пониманию друг друга, подтверждению доверия, уважения, искренности в достижении общей цели и успеха.

Продолжение следует.

Прилагаемую фотографию В.Катцина, сделанную в момент выхода из Тулона, можно прокомментировать кратко, по-русски - «На посошок!».
Вложения
1975 гавриленко и лисафин на шкафуте.jpg
1975 гавриленко и лисафин на шкафуте.jpg (50.07 Кб) Просмотров: 7521
Среди моряков - мы связисты, а среди связистов - моряки!
Аватара пользователя
sviazist 4-15-21
 
Сообщения: 2315
Зарегистрирован: 07 фев 2009, 20:22

Пред.След.

Вернуться в Воспоминания о флотской службе

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron